Помнить тяжело, забыть нельзя

Помнить тяжело, забыть нельзя

Ежегодно 11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В годы Второй Мировой войны (1939-1945 гг.) на территории Германии и оккупированных государств было создано более 22 тысяч концлагерей. Из 18 миллионов узников фашистских концлагерей 11 миллионов были уничтожены.

В соответствии с планом нападения «Барбаросса» в июне 1941 года у границ СССР была развернута гигантская армада отборных, хорошо обученных и вооруженных войск. Германский генеральный штаб сделал главную ставку на сокрушающую мощь внезапного первого удара, стремительность броска концентрированных сил авиации, танков и пехоты к жизненно важным политическим и экономическим центрам страны.

Многое удалось и в результате советские войсковые соединения при незнании общей обстановки и потере управления их действиями с первых же часов были расчленены, некоторые оказались в окружении. За первые три недели войны советские войска вынуждены были оставить Латвию, Литву, Белоруссию, Молдавию и большую часть Украины. До 16 июля – период катастрофических неудач СССР: потеря техники, территорий, живой силы. За 3 недели войны Красная армия потеряла около миллиона солдат и офицеров, из которых 724 тыс. попали в плен (за следующие полгода в плен попало еще 3,9 млн. военнослужащих).

Фотография Соколова Л.В.
Фотография Соколова Л.В., г. Казань. 1 марта 1940 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 25415. Л. 54.)
Воспоминания Соколова Л.В. об обстоятельствах пленения
Воспоминания Соколова Л.В. об обстоятельствах пленения в сентябре 1941 года.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 25415. Л. 012.)

«… С первого дня войны наша часть вступила в бой и с боями стала отступать, отступали по 26 июня 1941 г.

Под городом Волковыск мы, наша батарея, попала под бомбежку неприятельской авиации, наша батарея была разбита, большинство состава была перебита, живые разбежались, в том числе и я. После бомбежки я встретил в этом районе двух неизвестных мне красноармейцев, намереваясь соединиться с какой-либо частью Красной армии, пробирались двое суток по направлению к городу Минск. Под городом Ружаны мы наткнулись на немецкий десант, он обстрелял нас. Одного товарища убили, другого ранили, а я успел спрятаться в подвал, где просидел до вечера, был взят в плен прибывшей немецкой моторизированной пехотой…

…меня направили в лагерь военнопленных в город Ружаны. В этом лагере было всех военнопленных, евреев и гражданского населения, до 5000 чел.»

Воспоминания Соколова Л.В. об обстоятельствах пленения в сентябре 1941 года.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 25415. Л. 012.
Воспоминания об обстоятельствах пленения Беляева Я.М.
Воспоминания об обстоятельствах пленения Беляева Я.М. в июле 1941 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 21042. Л. 7об.)

«Находясь в окружении танковой части 2833, я 1 июля при прорыве через немецкий передний край обороны, с задачей прорваться к частям Красной армии, был пленен немцами.

…меня в составе группы 50 военнопленных погнали под конвоем в город Свислочь, откуда группу человек 1000 русских военнопленных, в том числе и меня, погнали немцы под конвоем в город Волковыск, где находилось тысяч семь русских военнопленных, их эшелоном по железной дороге выслали в город Белосток…

…Кормили там плохо, давали на день грамм 300 хлеба и суп из крупы один раз в день.»

Воспоминания об обстоятельствах пленения Беляева Я.М. в июле 941 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 21042. Л. 7об.
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
(ГААОСО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 28. Л. 6.)
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
(ГААОСО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 28. Л. 6 об.)
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
(ГААОСО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 28. Л. 7.)
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
(ГААОСО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 28. Л. 7 об.)

«На рассвете, только взвод пришел из разведки, последовала команда «В связи с отходом полка на новые позиции – разведать расположение немцев в направлении такой-то деревни и узнать, занята ли она его войсками. Взвод повел замполит. Командир остался в полку. Выполнив задачу (деревня была забита немецкими войсками и их техникой), без потерь вернулись в расположение полка. Количество бойцов во взводе к тому времени равнялось половине первоначального. На том месте, где до ухода до задания находился штаб полка, не было ни штаба, ни командира.

Не удалось обнаружить и никаких знаков для нас: как нам быть, что делать и куда идти? Руководствуясь логикой, было принято решение идти на Восток. Карты и компаса у нас не было. шли лесами ранним утром и вечерами до полной темноты…

…Это было где-то в районе Спас-Деменска. Однажды мы пересекали какую-то приличную дорогу, а на ней броуново движение серых фигур – солдаты двигались кто куда, и тут проплыла «рама» (немецкий самолет разведчик), а через несколько минут вдоль дороги пронеслись два штурмовика, прижав к земле пулеметным огнем всю эту движущуюся массу людей…

…Трудно вспомнить, сколько мы шли (в то время часы были редкостью), и как далеко отошли от селения. Недалеко от леса увидели силуэт какого-то строения. Обследовали его. Это оказался довольно большой сарай, полный соломы, но без какой-либо живности. Решили в нем ночевать. Уснули, очевидно, так крепко, что не слышали, как сарай окружили немцы с собаками. Уснул и наш часовой. Так мы оказались пленными, это произошло в октябре 1941 года, когда немец подтягивал войска к Москве.

Начались этапные муки, в которых полностью было утеряно единство взвода. Я оказался в лагере военнопленных в г. Гомель, откуда весной 1942 года за попытку к побегу через штрафной лагерь в г. Пинске был этапирован в концлагерь «Маутхаузен» (Австрия).

… От лагеря до места погрузки в товарные вагоны гнали босиком по талому снегу и воде. Стоя в воде, ни разу не видевшиеся в жизни люди, прижавшись друг к другу, под наблюдением вооруженных солдат с собаками, ждали погрузки. Босиком и погрузили в вагоны без нар, а пол был покрыт слоем мокрого торфа…

…Везли нас не менее двух суток. В пути ни разу не открывали дверь не кормили. «Маутхаузен» — прочитали мы на крепостных воротах, через которые нас провели, встретил нас «баней». На цементном, холодном полу эсесовец в глухом резиновом одеянии поливал наши сбившиеся в клубок голые тела холодной водой под сильным давлением из брандспойта. Многие падали. После «бани» растолкали по баракам. Бараки не отапливались. Вскоре построение на вечернюю поверку, опять босиком на снег. »

Воспоминания бывшего военнопленного Редера Б. И.
ГААОСО. Ф. Р-3. Оп. 1. Д. 28. Л. 6-8.

В каждом из лагерей для военнопленных была образована администрация, которая занималась охраной лагеря, распределением военнопленных на принудительные работы, выявлением диверсантов и др. Велась тщательная и подробная регистрация лиц, прибывших в лагерь.

Учетная карта военнопленного Соколова Л.В.
Учетная карта военнопленного Соколова Л.В.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 25415. Л. 87.)
Учетная карта военнопленного Белькова М.М.
Учетная карта военнопленного Белькова М.М. 1941 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 21888. Л. 4.)
Учетная карта военнопленного Солякова А.И.
Учетная карта военнопленного Солякова А.И. 28 сентября 1941 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 11787. Л. 9.)

У каждого, кто пережил плен, нахождение в неволе навсегда осталось в памяти кровоточащей раной. В воспоминаниях бывшего военнопленного Г.И. Копылова — душераздирающие факты большой трагедии:

«…Внутри лагеря и снаружи охрана с собаками… фашисты стали разговаривать свинцом и резиной …

…В лагере не было никакой чистоты. Не было никаких постелей, люди спали в собственной одежде, не раздеваясь, свернувшись в комочек, так и спали. Бывали случаи, и свою последнюю одежду теряли, некоторые оставались совсем раздетые, т.е. в одних грязных гимнастерках, а ведь уже был ноябрь, утра были холодные…

… Лагерь аэродрома считался у нас у военнопленных самым плохим…
Нужно было все разминировать и восстанавливать аэродром для посадки немецких самолетов.

… сотни ребят оставили жизни на посадочных площадках. Ведь разминировали площадки при помощи пленных (я не очевидец этих действий, мы уже прибыли поздней почти на два месяца). Устраивали большие железные борозды шириной около 8 метров, впрягали пленных и протаскивали все поля. Ребята говорят, за привязанные по бокам веревки тащили человек по двадцать. Иногда в лагерь возвращалась половина – это было. Немцы могли бы сами разминировать, но берегли минеров. Нашего брата было не жалко.

… Питание в лагере было следующим: раз в день 200 грамм хлеба с опилом, 10 грамм жира и 1 литр баланды (так называли мы суп, сваренный из гнилых овощей). Как на этом пайке прожить без добавки? Конечно, невозможно. Человек, бывший в упитанном состоянии, становится через 10-15 дней дистрофиком, а через месяц-два опухает и гибнет, если не пристрелят на работе.»

Из воспоминаний бывшего военнопленного Г.И. Копылова «Война. Плен.»
(«Открытые архивы». ГААОСО. Библиотечно-информационный фонд. 251. инв. № 4.51. стр. 26-27.)

Жестокие условия содержания именно советских военнопленных имели под собой формальную основу, так как Советский Союз не признал ни Гаагскую конвенцию 1907 года, ни Женевскую конвенцию о военнопленных 1929 года. Это позволило Германии, ранее подписавшей оба соглашения, не регламентировать условия содержания советских военнопленных Конвенциями, поэтому они были изолированы от общего лагеря колючей проволокой. Для советских военнопленных предназначались самые тяжелые работы.

Показания бывшего узника концлагеря Игнатовского М.К. о пребывании в Бухенвальде
Показания бывшего узника концлагеря Игнатовского М.К. о пребывании в Бухенвальде. Январь 1948 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 20055. Л. 82.)
Показания бывшего узника концлагеря Игнатовского М.К. о пребывании в Бухенвальде
Показания бывшего узника концлагеря Игнатовского М.К. о пребывании в Бухенвальде. Январь 1948 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 20055. Л. 83.)

«ВОПРОС: Какой режим существовал в лагере?

ОТВЕТ: В лагере режим был очень жестокий. Подъем был в 5 часов утра. К семи часам лагерь выстраивался на площади у проходных ворот. Лагерь выстраивал первый лагерный и докладывал дежурному офицеру «СС». После проверки наличного состава заключенных, из лагеря заключенные выводились и направлялись на работу. Работали на военном заводе «Гусловерк» и на деревообделочном заводе. Работали по 16 часов в сутки. До 1942 года, до разгрома немцев под Сталинградом все внутрилагерные командные посты… или иначе заключенные немцы-бандиты ходили с дубинками и открыто избивали и убивали русских заключенных. Они говорили, что у них есть приказ о том, чтобы с работы возвращались только 50%, а остальных теми или иными путями уничтожать. При них в лагере было открытое массовое уничтожение русских. Работая в больнице, они по указанию командования лагеря и главного врача, умышленно умерщвляли русских военнопленных. У них был такой лозунг: «В лагере не должно быть больных. Должны быть здоровые и мертвые. Это значит, что все больные умерщвлялись.»

Показания бывшего узника концлагеря Игнатовского М.К. о пребывании в Бухенвальде. Январь 1948 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 1оц. Д. 20055. Л. 82-83.

К моменту начала Нюрнбергского суда над главными немецкими военными преступниками СССР располагал огромным количеством показаний бывших узников военных концентрационных лагерей. Уничтожение миллионов ни в чем не повинных советских людей, бесчеловечное обращение с военнопленными, умиравшими от истощения и погибавшими от рук фашистских злодеев — эти свидетельства были бесспорны. Система концлагерей в Германии была ликвидирована вместе с разгромом гитлеризма и осуждена в приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге как преступление против человечности.

Юлия Рыжкова,
заместитель директора ГААОСО

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 72
▲ Наверх