Присяга… без царя?

Присяга… без царя?

Обряд, связанный с приобщением новичков к профессиональному воинскому кругу, известен с IX века. Он всегда имел особое значение, был почитаем. Обычай целовать крест во время присяги перешел княжеским дружинам из Византийской империи. Император Петр Великий воинскую присягу перевёл из обычая в ранг государственного закона. Присяга, утверждённая им, вобрала в себя опыт предыдущих поколений: торжественная клятва включала триединое наполнение — Родина, Государь, Православие.

Как известно, в воинскую службу призывали не добровольно, а по набору. Выучить наизусть и верно выговорить текст присяги среднестатистический неграмотный крестьянин или же «инородец» практически не мог. Обычно присягу повторяли на слух, вслед за читающим старшим по званию или командиром. Тем не менее, факт произнесения присяги обязательно тщательно фиксировался и строго контролировался. Первая серьёзная попытка усовершенствовать не присягу, а порядок её принятия относится ко времени правления Екатерины II. До этого ее текст был рукописным, а начиная с 1765 года, по определению Военной коллегии, было велено «присягу чинить по напечатанной в Воинском артикуле форме».

С этого момента в практике принятия присяги в Русской армии появляются печатные формы военной присяги. После 1850 года и до 1917 года в Российской империи действовал текст присяги «Воинская присяга на верность службы Царю и Отечеству» – именно этот текст изображен на представленном документе. Важной особенностью была персонализация клятвы — конкретному самодержцу, в данном случае – Николаю II.

После поражения в русско-японской войне (1904-1905) в России была проведена поэтапная реформа армии: в 1907 году — флота, в 1910 — сухопутных войск, существенно были увеличены военные расходы и численность армии, к 1912 году был принят новый Устав полевой службы. Его и сейчас считают одним из лучших Уставов своего времени, поскольку в нем была предусмотрена мотивация солдат и командиров на проявление личной инициативы, в нем была определена наступательная доктрина взамен ранее принятой оборонительной.

2 августа 1914 года о вступлении России в Первую мировую войну объявил сам император  с балкона Зимнего дворца Санкт-Петербурга. Толпы народа с воодушевлением приняли эту новость, так как бытовало мнение, что война справедливая, за «братьев единых по вере и крови», ради исполнения «союзнического долга».

Поначалу русская армия на фронтах действовала успешно, но по мере того как война затягивалась и отсутствовали явные победы, волны патриотизма начали сходить на нет. Страдала экономика, ухудшалось снабжение армии, усталость от войны постепенно начала овладевать умами, а революционные силы стали постепенно поднимать голову.

К концу 1916 года в стране сложились все предпосылки для революционной ситуации: затянувшаяся надоевшая война, продовольственный кризис, обнищание населения, непопулярность монархии. Протестные настроения полностью овладели обществом от низших слоев до приближенных к царю.

К концу февраля беспорядки в Петрограде потребовали снять воинские части с фронта, чтобы разогнать митингующих. Петроградский гарнизон к тому времени уже перешел на сторону восставших. Государственная Дума, оказавшись в окружении в Таврическом дворце, приняла компромиссное решение о формировании Временного комитета.

Днем 2 марта 1917 года Николай II подписал манифест об отречении, и возможность мирного преобразования страны в конституционную монархию была упущена. Спустя сутки отрекся от престола и Великий Князь Михаил Александрович. Военнослужащие царской армии оказались в невиданной ситуации: как хранить верность государю, подписавшему отречение?

Перед командованием армии встал серьезный вопрос: как объявить об отречении в войсках. В фондах Государственного архива административных органов Свердловской области есть документ, раскрывающий события первых дней марта 1917 года и настроения в среде высших офицеров.

Телеграмма исполняющего обязанности командующего казанскими войсками Казанского военного округа генерал-лейтенанта Добрышина всем полевым ротам, эскадронам, батареям и командам
Телеграмма исполняющего обязанности командующего казанскими войсками Казанского военного округа генерал-лейтенанта Добрышина всем полевым ротам, эскадронам, батареям и командам. 05 марта 1917 года.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 76515/48231. Л. 35.)

«Сообщаю для исполнения приказа войскам Казанского округа 05 марта 1917 года 402 нумером: «Объявляю войскам повеление Верховного Главнокомандующего: повелеваю всем войскам, начальникам от старших до младших – внушить и разъяснить чинам армии и флота, что после объявления обоих актов они должны спокойно ожидать изъявления воли Русского народа. Святой долг их, оставаясь в повиновении законным начальникам, оберечь родину от грозного врага и своими подвигами поддержать наших союзников в беспримерной борьбе. Генерал-адъютант Николай, объявляя всем войскам Округа: со своей стороны, обращаюсь к вашему патриотическому чувству, господа начальники частей, господа офицеры и нижние чины, и призываю во имя любви к нашей родине, соблюдать полный порядок и хладнокровие. Поймете, что не сломлен еще враг, он стоит у порога наших жилищ, у сердца родины, и с нетерпением ждет развития междоусобия и внутренних беспорядков. Священный долг каждого из нас сделать все, что от него зависит, для того что создать ту атмосферу спокойствия, самообладания, которая одна только и поможет нам победить врага, ежеминутно готового использовать переживаемый нами момент и последними усилиями сломить стойкость геройских войск нашей армии. Помните это и не теряйте ни одного часа: если мы не обратимся к спокойной работе для подготовки бойцов сегодня, то завтра, может быть, это будет поздно. К этому призывает нас и наше новое правительство. Итак: прежде всего победа над немцем. Но так как победы в атмосфере смуты и волнений быть не может, то поэтому – прежде всего спокойствие, а вместе с этим и соблюдение требований дисциплины и внутреннего порядка. Помните призыв от имени нового правительства, Председателя Государственной думы Михаила Родзянко: слушайтесь ваших офицеров, ибо без начальников воинская часть превращается в толпу, неспособную водворить порядка.»

Приказ этот прочесть во всех ротах, эскадронах, сотнях, батареях и командах.

Исполняющий обязанности командующего казанскими войсками Казанского военного округа генерал-лейтенант Добрышин.»

Телеграмма исполняющего обязанности командующего казанскими войсками Казанского военного округа генерал-лейтенанта Добрышина всем полевым ротам, эскадронам, батареям и командам. 05 марта 1917 года.
ГААОСО. Ф.Р-1. Оп.2. Д. 76515/48231. Л. 35.

Однако чаяниям командования русской армии не суждено было сбыться. После прихода к власти Временного правительства с занимаемых должностей были смещены командующие войсками военных округов по решению местных комитетов и советов «в порядке революционной самодеятельности». 

Офицеры, возглавлявшие военные округа, не смогли повлиять на ситуацию в свою пользу, и по мере нарастания напряженности между солдатами и командирами, утрачивали свое влияние, предписываемое совсем недавно Уставом и присягой. Из-за постоянно меняющегося настроения масс, попытка влиять на личный состав в войсках была обречена на поражение, дисциплинарных методов воздействия к этому времени практически не осталось.

Дальнейшая демократизация армии, потеря единоначалия и желание большинства прекратить войну завершили разложение царской армии, и крах всей Российской империи стал неизбежен.

Юлия Рыжкова,
заместитель директора ГААОСО

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 106
▲ Наверх