Записная книжка красноармейца Юрия Ястребова

Записная книжка Юрия Вениаминовича Ястребова

ХVIII Уральская родоведческая научно-практическая конференция
21-23 ноября 2019 года
г. Екатеринбург

Демаков Илья Николаевич,
главный археограф отдела

научно-справочного аппарата, использования и публикации
архивных документов ГКУСО «Государственный архив
административных органов Свердловской области»

Бои на Халхин-Голе, продолжавшиеся с начала года по август 1939 года на территории Монголии, по сей день являются одним из малоизученных аспектов истории нашей страны. По мнению историков, бои на Халхин-Голе — локальный боевой конфликт спровоцированный стремлением Японии захватить Монгольскую народную республику и озера Байкал, с дальнейшим отрывом территории Дальнего Востока от остальной части Советского Союза.

В соответствии с Протоколом о совместной помощи от 1936 года советско-монгольские войска под командованием комкора Г.К. Жукова в количестве 57 тыс. бойцов и командиров к 31 августу 1939 года полностью окружили и разгромили японскую группировку. 15 сентября 1939 года в Москве было подписано соглашение между СССР, МНР и Японией о ликвидации военного конфликта1.

В документах архивного фонда Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области» находятся на хранении архивно-следственные дела на граждан, репрессированных по политическим мотивам, которые на момент ареста проживали в г. Свердловске (ныне г. Екатеринбург) или Свердловской области и осужденных по статье 58 УК РСФСР.

Среди выявленных «вещественных доказательств», конфискованных у осужденных за политические преступления, обращает внимание документы красноармейца 57-й мотострелковой дивизии Юрия Вениаминовича Ястребова. 57 мотострелковая дивизия участвовала в боях на Халхин-Голе летом 1939 года, а Ю.В. Ястребов призванный в Красную армию уже после окончания боев с Японией, служил в 80 мотострелковом полку на местах кровопролитных сражений с японскими агрессорами.

Юрий Ястребов родился 11 февраля 1921 года в Екатеринбурге. Согласно сведениям из анкеты арестованного от 23 мая 1940 года и дальнейших протоколов допросов Ю.В. Ястребова следует, что 3 октября 1939 года Ю. Ястребов был призван в РККА. Жил в Свердловске по адресу – ул. Октябрьская дом 322. Состав семьи: отец — Вениамин Николаевич Ястребов, 1888 г.р., из семьи ремесленника-кустаря, учитель по рисованию и черчению в школе № 1, мать — Валентина Петровна Ястребова, 1894 г.р., учительница по биологии в школе № 9, дяди — Сергей Николаевич Ястребов, умер в Одесском госпитале в империалистическую войну, Александр Николаевич Ястребов с 1902-1903 г. жил в Бодайбо, работал на золотых приисках, третий дядя Сергей Петрович Ладыжников в 1923 году умер в Иваново-Вознесенске, тети – Раиса Николаевна Ястребова — Пакина, бухгалтер, счетная линия Свердловск, Мария Петровна Ладыжникова – Богомолова, 1905 г.р. счетовод в тресте школьного строительства, брат — Евгений Вениаминович Ястребов 1923 г.р. учащийся. В 1937 году был арестован дедушка Ю. Ястребова по материнской линии, он работал на станции Реж священником, осудили на 10 лет с высылкой в Алтайский3 край4. Следствие инкриминировало Ястребову сокрытие от командиров части информации об аресте дедушки П.П. Ладыжникова, на что Юрий Ястребов заявил, что «я не сказал, потому что не чувствую и не считаю его своим близким родственником»5.

Дедушкой Юрия Ястребова был Петр Павлович Ладыжников, 1871 г.р. уроженец села Песковское Катайского района Челябинской области, священник церкви поселка Реж. П.П. Ладыжников был арестован 26 августа 1937 года и осужден 13 октября 1937 года на 10 лет лишения по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР за «ведение контрреволюционной агитации направленной к дискредитации политики советского правительства и участии в к-р повстанческой организации под руководством епископа Петра Савельева»6. 26 октября 1937 года Петр Ладыжников для отбытия наказания был направлен в г. Свободный Бамлаг НКВД7. Более подробно о жизнеописании священника П.П. Ладыжникова можно узнать из статьи Н.А. Медведевой8.

Вернемся к личным документам, изъятым 23 мая 1940 года при обыске у Юрия Ястребова и подтверждающим по мнение следствия вину обвиняемого. Среди них 53 монгольских тугрика, японская серебряная монета достоинством 70 мунгов9, разная переписка (в письмах) 54 шт., тетрадь с записями на 9 листах, книги и брошюры разные 7 шт. Помимо этих вещей были изъяты 6 фотокарточек, 23 открытки с видами Свердловска – в дело не подшиты.

В архивно-следственном деле Ю.В. Ястребова сохранились следующие документы: японская книжка без начала и конца, стихотворение Е. Баратынского «Поцелуй» на клочке бумаги, 2 японские листовки на русском языке, в ветхом состоянии, открытка с изображением «Студия актерского танца Мисузу», японская топографическая карта местности в районе реки Халхин-Гол, выполненная государственной фотокопировальной компанией в Showa 7-го года (1932 год), обертки от продуктов японского производства (молоко, реклама лекарственного препарата, карамель)10.

Записная книжка Юрия Ястребова представляет из себя самодельный дневник формата А5, изготовленный из листов писчей бумаги желтого цвета с голубоватой обложкой и прошитый нитками. На обложке надпись: «Записная книжка Юрия Ястребова, военнослужащего 57-й Уральской дивизии 80-го стрелкового полка 6-й роты. Начата в ноябре 1939 г.»11.

В своей записной книжке Юрий Ястребов педантично записывает все происходящие вокруг него события армейской жизни.

Армейская жизнь Юрия началась с отправки с эшелоном из Свердловска в Борзю Читинской области в ночь с 29 на 30 октября. Прибыв в Борзю в ночь на 9 ноября 1939 года красноармейцы, новобранцы прожили два дня, затем были направлены в Монголию, в район озера Буир-Нури12 реки Халхин-Гол.

Автор описывает условия проживания в землянках, где в отделении было всего пять человек. Красноармейцы занимались изучением сухих, педантичных уставов, изучением винтовки и ручного пулемета13. Всем военнослужащим поставили прививки от тифа. Им выдавались за службу монгольские деньги — тугрики (у Ястребова – тубрики), за которые можно было купить в частности сгущенное молоко. Тугрики иногда обменивались на рубли демобилизовавшимися красноармейцами, уезжавшими в Советский Союз.

Нередко Юрий Ястребов подвергался дисциплинарным взысканиям от командования, о чем свидетельствуют записи в записной книжке. Среди них внеочередной наряд по кухне за сон в одежде до отбоя, за сон в наряде и за другие проступки. Согласно выписке из книги взысканий и поощрений 2-й пулеметной роты 80 мотострелкового полка от 23 мая 1940 года за период с февраля по май 1940 года Юрий Ястребов получил 4 взыскания и 1 поощрение. 1 наряд за обман командира отделения 7 февраля, 2 наряда за самовольный выход из строя 18 февраля, 1 наряд за переполучение14 ужина 4 марта, 1 наряд за плохой уход и сбережение оружия 8 мая. Единственная благодарность за отличную политическую подготовку была получена Юрием 26 апреля 1940 года15.

Культурная жизнь красноармейца Ястребова. Львиную часть записей в дневнике Юрия составляет информация о переписке с родными и близкими. Имена корреспондентов иногда зашифрованы – МАК (это любимая девушка), ВПЯ (возможно, мама — Валентина Петровна Ястребова), папа, тетя Маруся (Мария Петровна Богомолова), Женька (брат), Серьга (Сережа), Николай В. Костяев, АИК, Вейг (Вейц). Больше всего упоминаний в записной книжке о любимой девушке Юрия зашифрованной как МАК. Печалью от расставания с любимой девушкой в связи с призывом в Красную армию проникнуты буквально все страницы записной книжки. Единственной отрадой для Юрия оставалась регулярная переписка с любимой. Письма в архивно-следственном деле не сохранились. К сожалению, выяснить полные биографические данные МАК не удалось.

Обширная переписка шла у Юрия и с братом Евгением16. 21 января 1940 года младший брат прислал письмо с сообщением о пропаже пса Тобиля. Юрий за время службы выслал в письмах брату Евгению Ястребову 18 тугриков, т.к. тот увлекался нумизматикой17.

Юрий Ястребов читал книги классиков. Каких именно, в документах не уточняется. Также в числе прочитанных есть книга Амлето Веспа «Тайный агент Японии», изданная в 1939 году Госвоениздатом спустя всего лишь год после выхода в Лондоне. Среди прочитанных изданий зафиксированы газета «Известия» за 18 ноября 1939 года со статьей о награждении 57 стрелковой дивизии орденом «Красного Знамени», статья Ивана Евдокимова «Повесть о великом русском художнике» о художнике Василии Сурикове в «Красной нови» за № 3 март 1938 года. 31 декабря 1939 года после ужина Юрий читал вслух сослуживцам рассказы Горького любовного содержания, «было весело».

5 декабря 1939 года в части был выходной день, по случаю принятия в 1936 году Конституции Советского Союза. Юрий как обычно провел свободное время за чтением книг. 6 декабря 1939 года красноармейцам показали фильм «Выборгская сторона» из кинотрилогии о Максиме, 18 декабря кинокартину киностудии «Грузия-фильм» 1937 года «Потерянный рай», 12 марта 1940 года в штабе полка демонстрировали фильм «Всесоюзная сельскохозяйственная выставка 1939-го года».

Что касается организации питания красноармейцев, то Юрий Ястребов выражает свои мысли следующим образом. Первоначально, при приезде в Читинскую область и в Монголию кормили хорошо, 6 декабря 1939 года «дали кусок белого хлеба к чаю (в первый раз)», 23 февраля 1940 года «за обедом дали в качестве третьего блюда компот и кусок белого хлеба».

Последняя запись в записной книжке Юрия Ястребова такова: «27-го [апреля] было бросание гранта, я бросил гранату 1914 года, но в виду болезни кинул недалеко. Разорвалась».

Следователя естественно интересовала цель ведения Ястребовым своей записной книжки. Юрий Ястребов заявил, что «дневник я писал так же ради интереса с таким расчетом, что после окончания военной службы вспоминать проведенную службу в армии». На возражение следователя о том, что его дневник разглашает военную тайну, Ю. Ястребов ответил, что «я этот дневник писал только для себя, никому его не показывал и не показал бы поэтому я не считаю это разглашением военной тайны»18.

23 мая 1940 было выписано постановление на арест Ю.В. Ястребова, в котором указывалась причина ареста «30.04.1940 г. во время утреннего осмотра личных вещей в чемодане Ястребова было обнаружено: японская топографическая карта с нанесенной местностью реки Халхин-Гол, японские фото-открытки, часть японской брошюры и листок с записями на японском языке…»19. В процессе осмотра чемодана Ястребова тот вытащил из чемодана две японские листовки, изорвал их и бросился бежать из землянки.

Японская топографическая карта местности в районе реки Халхин-Гол
Японская топографическая карта местности в районе реки Халхин-Гол. Выполнено государственной фотокопировальной компании. Сделано в Showa 7-го года (1932 г.). (ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 65)

По показаниям Юрия Ястребова, японские контрреволюционные листовки он нашел начале марта. Листовки представляли личный интерес, т.к. они «компрометировали японскую военщину»20. Японская топографическая карта и четыре японских открытки были найдены обвиняемым примерно 10 апреля 1940 года.

Японская листовка
Японская листовка. 1939 г.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 103)

Записная книжка Юрия Ястребова оставляет после прочтения смешанные чувства. Молодой красноармеец, вчерашний школьник, не испытывает особого желания служить в Красной армии. Из-за нежелания учиться в полковой школе, после обучения в которой срок службы у него вырос с 2 до 3 лет, Юрий Ястребов представил отборочной комиссии ложную информацию о том, что у него в Маньчжурии есть дядя и дядя в Берлине»21. Юрий хотел быстрее закончить прохождение воинской службы и вернуться домой для продолжения учебы в институте.

Согласно сведениям из политхарактеристики от 24 мая 1940 года подписанной командиром 2 пулеметной роты и политруком Ю.В. Ястребов показал себя недобросовестным красноармейцем, на занятиях по боевой подготовке нередко занимался читкой литературы, вступал в пререкания с младшим комсоставом. «Ястребов Ю.В. питает особую любовь к японскому населению, особенно к девушкам….морально и идеологически не устойчив, Партии Ленина-Сталина и Советскому правительству не предан»22. Страшные формулировки исковеркавшие жизнь молодого человека.

По приговору Военного трибунала 1 армейской группы от 23 июня 1940 года Юрий Вениаминович Ястребов за хранение и распространение японских контрреволюционных листовок и нарушение уставных правил внутренней службы был осужден к 4 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с поражением в прав на 2 года (ст. 58-10 и 193-16 УК РСФСР).

27 ноября 2002 года Военная прокуратура Приволжско-Уральского военного округа реабилитировала Ю.В. Ястребова. Как указано в заключении помощника военного прокурора подполковника юстиции В.Р. Капралова «В соответствии с п. «а» ст. 5 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10. 91 г. антисоветская агитация и пропаганда признаются не содержащими общественной опасности деяниями и лица, осужденные за них, реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения…Уголовное дело в отношении Ястребова в части осуждения по ст. 193-16 УК РСФСР подлежит прекращению, за отсутствием состава преступления, т.к. наблюдательный пункт который дважды самовольно оставлял Ястребов в состав суточного наряда воинской части не входит»23.

Дальнейшая судьба Ю.В. Ястребова по документам архивно-следственного дела не прослеживается.

Известно, что заключенный исправительно-трудового лагеря в г. Омске Ю.В. Ястребов был арестован 25 октября 1941 г. Приговорен 25 декабря 1941 г. Омским облсудом по ст. 58-14 УК РСФСР к высшей мере наказания. 28 декабря 1942 г. судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда СССР расстрел заменен на 10 лет лишения свободы в ИТЛ с последующим поражением в правах на 5 лет. Реабилитирован 12 марта 1998 г. Главной военной прокуратурой на основании Закона РФ. (ГАОО. Ф. 1126. Оп.2. Д. 1881). Учтен (а) в Книга памяти Омской области «Забвению не подлежит». Том 924.

Смог ли выжить в лагерях НКВД после повторного осуждения в 1942 году Юрий Вениаминович Ястребов пока неизвестно.

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 30

  1. Россия и СССР в войнах XX века. Книга потерь /Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков и др. – М.: 2010, С. 156-162. 

  2. Так в документе. На самом деле имеется в виду улица Октябрьской революции, дом 32. До 1919 года – ул. Коробковская. Усадьба Н. П. Ястребова. Отец Юрия – Вениамин Николаевич Ястребов был замечательным уральским садоводом и селекционером, участником многочисленных всесоюзных выставок. 

  3. Так в документе. В деле П.П. Ладыжникова местом отбытия наказания указан Бамлаг НКВД. 

  4. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 11, 25-25 об., 30-30 об. 

  5. Там же. Л. 27 об. 

  6. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 38976. Л. 65. 

  7. Там же. Л. 70. 

  8. Медведева Н.А. К биографии священника режевской Иоанно-Предтеченской церкви Петра Павловича Ладыжникова
    http://sukharev- y.ru/%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%BD-%D0%B0-%D0%BA-D0%B1%D0%B8%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%80/ (дата обращения: 02.11.2019). 

  9. Так в документе. Мунгу – монгольская разменная монета. 

  10. Благодарю за помощь в описании архивных документов заведующего архивохранилищами ГКУСО «ГААОСО» Светлану Юрьевну Еремину. 

  11. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 68-78. 

  12. Буйр-Нуур – пресноводное озеро на востоке Монголии на границе с Китаем. 

  13. Здесь и далее подчеркнуто следователем в тексте записной книжки. 

  14. Так в документе. Очевидно, в повторном получении ужина. 

  15. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 13. 

  16. Ястребов Евгений Вениаминович (1923-2003) родился 24 февраля 1923 г. в г. Екатеринбурге. В 1941 г. окончил среднюю школу. Участник Великой Отечественной войны. Осенью 1941 г. был призван в армию, зимой 1942 г. отправлен на Северо-Западный фронт. После первого ранения в марте 1942 г. и пребывания в госпитале в г. Шуе Ивановской области воевал на Сталинградском фронте, 25 августа 1942 г. получил второе ранение. В ноябре 1942 г. был демобилизован. В 1942 г. поступил на географический факультет Московского университета, окончил учебу в 1947 г. по специальности «геоморфология», переехал на работу в г. Свердловск. С 1948 по 1951 гг. учился в аспирантуре, работал младшим научным сотрудником Горно-геологического института. С 1948 по 1972 гг. исполнял обязанности ученого секретаря Уральского отделения Всесоюзного географического общества. С 1952 г. работал в Уральском государственном университете. Ассистент (1952), доцент, заведующий кафедрой физической географии (1954-1955), декан (1954-1955) географического факультета Уральского университета. С 1961 по 1986 гг. — доцент кафедры страноведения Московского областного педагогического института. 

  17. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 49387 (78736). Л. 39 об. 

  18. Там же. Л. 27 об. 

  19. Там же. Л. 2. 

  20. Там же. Л. 26. 

  21. Там же. Л. 31-31 об. 

  22. Там же. Л. 14-14 об. 

  23. Там же. Л. 60-61. 

  24. Ястребов Юрий Вениаминович. Единая база данных жертв репрессий в СССР. https://bessmertnybarak.ru/books/person/829615/ (дата обращения: 07.11.2019). 

▲ Наверх