Мурзинская история

Демаков И.Н. «Мурзинская история //Качканарские грани. Выпуск 10. Литературно-художественный альманах, Редактор М.И. Титовец, Качканар, 2021.
С. 135-142.

Обложка литературно-художественного альманаха "Качканарские грани"
Обложка литературно-художественного альманаха «Качканарские грани». Выпуск 10. 2021 г.

Демаков Илья Николаевич,
главный археограф отдела

научно-справочного аппарата, использования и публикации
архивных документов ГКУСО «Государственный архив
административных органов Свердловской области»

В альманахе «Качканарские грани» нередко публикуются статьи, основанные на документах Государственного архива административных органов Свердловской области1.

Темой настоящей публикации стала информация о дореволюционных переселенцах из Белоруссии и их потомках, содержащаяся в архивно-следственных делах репрессированных жителей Свердловской области и в документах военных комиссариатов периода Великой Отечественной войны.

В начале статьи приведу сведения о численности белорусов в Лялинском2 районе Уральской области по данным переписи населения 1926 года. Сведения неполные в силу того, что при публикации цифр учитывались только первые две по численности национальности преобладавшие в том или ином населенном пункте.

В Боярщинском сельсовете проживало 1565 человек, из них белорусы составляли значительную часть населения. В селе Боярщино (участок № 66) белорусы 11 человек из 162 человек; в деревне Веселая (участок № 64) белорусы 21 из 171 человека; в деревне Гладкая (участок № 68) белорусы 163 из 168 человек; в деревне Калиновка (участок № 60) проживали одни белорусы в количестве 178 человек; в деревне Малиновка (Верх-Сосновка, участок № 58) белорусы 90 из 105 человек; в деревне Орлово (Орлова) белорусы 219 из 239 человек.

В Караульском сельсовете проживало 2395 человек. В деревне Гусевка (участок № 1) 12 человек, все белорусы. В деревне Латинская (участок № 48) белорусы 66 из 94 человек; в деревне Лосинской (участок № 3) белорусы 62 из 140 человек; в поселке Мельничный (участок № 103) белорусы 128 из 130 человек.

В Кондратьевском сельсовете проживало 1448 человек. В поселке Малый Актай белорусы 2 из 107 человек; в деревне Покровская (Никольская, участок № 74) белорусы 97 из 99 человек; в деревне Талая (участок № 75) проживали одни белорусы в количестве 225 человек.

В Лялятитовском сельсовете проживало 967 человек. В деревне Антоновка (участок № 11, Верхний) белорусы 29 из 65 человек; в деревне Конда (участок № 132) белорусы 39 из 50 человек; в деревне Троицкая (участок № 133) белорусы 14 из 51 человек; в деревне Чащевитая (участок № 128) белорусы 157 из 161 человека.

В Салтановском сельсовете проживал 1621 человек. В поселке Буреломный (участок № 105) белорусы 141 из 181 человека; в поселке Владимирский (участок № 7) белорусы 78 из 133 человек, а также 54 поляка; в поселке Локса (участок № 136) белорусы 168 из 176 человек3.

В деревне Мурзинка (участок № 61) Караульского сельсовета проживали 183 человека — 40 хозяйств, мужчин 89, женщин 94. Среди них украинцы 73, белорусы 72. Расстояние до ближайшей железнодорожной станции Ляля составляло 35 километров, такое же расстояние было до ближайшего райисполкома, больницы, ветеринарного пункта, телеграфа и почты. До центра сельсовета села Караульского было 9 километров4.

Именно в деревне Мурзинка Новолялинского района и проживали в 1937 году герои моего настоящего рассказа.

17 июля 1937 года сотрудниками Новолялинского райотдела НКВД были арестованы два жителя Мурзинки – Никифор Селиванов и Николай Михно.

В Постановлении о заведении следственного дела указано, что «Проживая в дер. Мурзинка Селиванов Никифор Иванович, совместно с Михно Николаем Андреевичем проводят антисоветскую агитацию пораженческого характера, ведут активную агитацию, направленную против колхозов». За содеянное указанные жители деревни Мурзинки подлежали привлечению к ответственности по ст. 58-10 УК РСФСР5.

Никифор Селиванов

Семейная фотография. Селиванов Н.
Семейная фотография. Возможно, семья Никифора Селиванова.
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 65. Фото № 1)

При проведении обыска у Н.И. Селиванова были обнаружены паспорт, одна фотокарточка, две церковные книги, одно ружье одноствольное с 18 патронами и 3 гильзами.

Согласно сведениям из анкеты арестованного Никифор Иванович Селиванов родился 28 мая 1895 года в деревне Глыбочица Заболотской волости Лепельского уезда Витебской губернии. Социальное положение – из крестьян-середняков. После революции – крестьянин-твердозаданец6. Жена –Александра Савельевна Никифорова 37 (38 – по другим данным) лет, домохозяйка, дочери — Валентина 9 (10) лет и Анна 5 лет7. Обращает на себя внимание то, что обвиняемый подписывался как – Силиванов, а не — Селиванов.

Неграмотный крестьянин, белорус по происхождению, Никифор Селиванов трудился старателем в артели по добыче золота. В графе 20 «сведения об общественно-политической деятельности» значится следующие – сельский исполнитель8. Никифор Селиванов ранее привлекался к ответственности за хулиганство, отбыл 5 суток.

18 июля 1937 года состоялся первый допрос обвиняемого Никифора Селиванова. На один из самых первых и излюбленных вопросов следователя: «Назовите Ваших близких знакомых?», Н.И. Селиванов назвал своих знакомых в Новолялинском районе: в Новой Ляле проживают плотник Сидор Михайлович Тухта, 50 лет, знакомый с детского возраста, выехавший из Мурзинки в 1930 году; родственник Павел Печень 35 лет, до 1928 года живший в 74 поселке, десятник Новолялинского леспромохоза; Константин Ильич Быков, 1913 г.р., выехал из Мурзинки с отцом в 1922 году; родственник Павел Степанович Игнатенко, 66 лет, сторож в колхозе имени Сталина9, выехал из Мурзинки в 1935 году в виду того, что «у нас колхоз не организовывался, а единолично он не работал»; Иван Сидорович Тухта, где живет, неизвестно, племянник Анисима Тухты; Владимир Анисимович Тухта, 1913 г.р. в 1935 году демобилизовался из РККА.

В Мурзинке проживали знакомые и родственники Н. Селиванова — Афанасий Арсентьевич Быков, 1896 г.р. чернорабочий Караульского лесоучастка; Федор Васильевич Якубенко, 35 лет, друг с детских лет; Григорий Михайлович Смоляга, 33 года, уроженец бывшей Минской губернии, приехал в Мурзинку в 1923-1924 гг., старатель золота; Самуил Иванович Быков, 1913 г.р. старатель золота; родственник Филипп Иванович Быков, 30 лет, Караульский лесоучасток; Дементий Михайлович Костюкович, 1896 г.р. старатель золота; Александр Иванович Быков, 50 лет; Федор Пахомович Игнатенко, 30 лет; Филипп Игнатьевич Игнатенко, 28 лет.

Следователь упрекнул Селиванова в том, что он не назвал Николая Михно среди своих знакомых. На это Никифор Селиванов ответил, что забыл его назвать, т.к. тот был арестован вместе с ним. Николай Андреевич Михно и Анисим Михайлович Тухта знакомы Н. Селиванову с детского возраста, еще с родины, с Витебской губернии, где они все жили рядом по соседству.

Среди знакомых в Исовском районе Никифор Селиванов назвал родственника Николая Савельевича Лучину, 68 лет с сыном Иваном Николаевичем Лучиной. Родственники Лучины – евангелисты10.

Николай Михно

Фотография трех друзей. Михно Н.
Фотография трех друзей. Возможно, Николай Михно с друзьями?
(ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 65. Фото № 2)

Николай Андреевич Михно родился в декабре 1906 года в деревне Козлова Лепельского уезда Витебской губернии. При обыске у Н. Михно были изъяты паспорт, одна фотокарточка и 2 ружья 16 и 24 калибра, деньги в сумме 6057 рублей11. Семья Николая состояла из жены Феклы Ивановны 28 (29) лет, отца Андрея Ивановича Михно 70 лет, одиннадцатилетнего сына Павла, трех дочерей — семилетней Елизаветы, четырехлетней Екатерины и годовалой Валентины12.

Своими близкими знакомыми Н.А. Михно назвал Григория Михайловича Смолягу, 1916 г.р, братьев Данила Афанасьевича, 1906 г.р. и Григория Афанасьевича Костюковичей, 1909 г.р., Самуила Ивановича Быкова, 1908 г.р., Ивана Михайловича Папырина, 25 лет и Анисима Михайловича Тухту. Николай Михно состоял в течение трех месяцев членом сельсовета.

Эхо первой мировой и Гражданской войны

В годы Первой мировой войны Никифор Иванович Селиванов служил в русской императорской армии и за воинские заслуги был награжден крестом и медалью13. Позднее, в годы Гражданской войны на Урале Н.И. Селиванов служил в 16 Ишимском полку в чине младшего унтер-офицера.

Что представлял из себя 16 Ишимский стрелковый полк Белого движения? Основу полка составил 1-й офицерский партизанский отряд Н.Н. Казагранди. Полк входил в состав 4 Сибирской стрелковой дивизии, принимал участие в боях на Верхотурском направлении, под Кушвой и Красноуфимском, доформировывался в Алапаевске, поэтому основную часть личного состава – это жители Алапаевского округа14. Фотография 16 Ишимского стрелкового полка на станции Кушва в декабре 1918 года хранится в архивно-следственном деле архимандрита Верхотурского Николаевского мужского монастыря архимандрита Ксенофонта (Медведева)15 и была ранее опубликована в одном из выпусков альманаха «Качканарские грани»16. В списке мобилизованных в 16-й Ишимский полк по Верхотурскому и Ирбитскому уездам встречаются и несколько фамилий жителей Новолялинской волости. Это младшие унтер-офицеры Иван Иванович и Павел Георгиевич Салтановы, ефрейтор Михаил Анфилович Фофанов, Степан Алексеевич Ярусов17.

К сожалению, упоминания в архивных источниках и научной литературе о службе в 16-м Ишимском полку Никифора Селиванова найти пока не удалось.

В архивно-следственных делах часто встречаются справки с места жительства арестованных выданных по требованию следственных органов.

20 июля 1937 года Караульский сельсовет выдал справку на Н. А. Михно и Н.И. Селиванова. Согласно справке утверждается, что Николай Михно происходит из крестьян-кулаков. Отец Николая — Андрей Михно, был активным белогвардейцем, он лично расстрелял 9 красноармейцев18 16 Ишимского полка19.

В справке на Н. Селиванова указывается следующее: «…Никифор Иванович Селиванов происходит из крестьян средняков20. В настоящее время работает на золоте; имеет дом, корову, лошадь и мелкий скот. Ранее Селиванов Н. Ив. служил в белой армии командиром взвода 16 Ишимского полка».

Свидетель по делу Константин Таупьев был добровольцем санитаром 16 Ишимского полка с ноября 1918 года по май 1919 года под командой ротного командира Григория Коновалова21.

Вина арестованных

В чем же обвинялись и признавали свою вину Никифор Селиванов и Николай Михно?

20 июля 1937 года в протоколе допроса Никифора Селиванова отражено признание обвиняемым своей вины в следующих антисоветских высказываниях: «У нас на производстве и, в особенности за последнее время много было разговоров о том, как жить тогда, когда мы все золото вымоем, высказывали разные мнения, я на эти мнения сказал, что нам22 колхоз организовывать нет смысла, т.к. земля у нас плохая и из колхоза ничего не выйдет, тогда как я сам знал, что если эту землю хорошо обработать, она родить. <…> Я агитировал против колхозов, потому что мне порядки колхозные не нравятся»23.

Н. Селиванов сознался в том, что насмехался над системой оформления свидетельств на рождение детей, упоминал, что в первую мировую войну слушал лично выступление Керенского на фронт перед солдатами и сам в письмах призывал голосовать за большевиков, о том, что «Ленин обманул народ, т.к. при агитации программы большевиков в таковой о колхозах ничего написано не было, поэтому мы голосовали за большевиков»24. Н.И. Селиванов говорил, «что орган НКВД то же, что и старые попы, все время интересуются, всех расспрашивают, а потом садят, так и раньше попы делали, расспрашивали людей, а потом их предавали. Я эти разговоры вел в целях компрометации, чтобы внушить среди массы недоверие к органам НКВД». Никифора Селиванова также обвиняли в религиозной агитации во время проведения переписи населения. «Я приводил цифры наличия верующих и неверующих в д. Мурзинке, на основании этого доказывал, что верующих в СССР больше чем неверующих, и что они в борьбе победят»25.

В архивно-следственном деле имеются три протокола допросов Николая Михно 18 июля, 2 и 3 августа 1937 года. В ходе последнего допроса Н.А. Михно заявил, что «<…> мой отец так же настроен против колхозов, все они очень религиозные, в религиозное общество втянули и меня, я попал под влияние Селиванова и своего отца, записался религиозным и действительно вместе с Селивановым проводил антисоветскую антиколхозную агитацию, проводил я потому, что был настроен как Селиванов, как мой отец против колхозов<…>»26.

В выписке из протокола № 17 от 15 сентября 1937 года Тройки УНКВД Свердловской области в отношении Н.И. Селиванова зафиксировано следующее:

«Н.И. Селиванов, беляк, обвиняется в том, что в период коллективизации являлся организатором кулацкого сопротивления колхозному строительству в результате чего в дер. Мурзинка колхоз до сего времени не организован. Работая в старательской бригаде среди рабочих неоднократно высказывал террористические намерения, направленные по адресу руководителей партии и Советского Правительства. Высказывал повстанческие настроения, восхвалял врагом народа»27.

Николай Андреевич Михно Тройкой УНКВД Свердловской области от 7 сентября 1937 года осужден к расстрелу «за агитацию против займа, ведение подрывной работы, принимал антисоветский элемент в бригады и разваливал работу старательских бригад»28. Николай Михно был расстрелян 8 сентября в 24.00 часа.

Непонятно почему, Никифор Селиванов и Николай Михно осуждены к расстрелу в разные дни, первый — 15 сентября, а второй — 7 сентября 1937 года. Н. Селиванов был расстрелян 21 сентября 1937 года.

Свидетелями по делу в отношении Н. Селиванова и Н. Михно выступали их земляки – жители Мурзинки старатель Федор Антонович Таупьев 1908г.р., лесоруб Караульского лесоучастка Дмитрий Тихонович Таупьев 1911 г.р., старатель Федор Васильевич Якубенко, Анисим Михайлович Тухта 1885 г.р. и рубщик Караульского лесоучастка Константин Антонович Таупьев 1891 г.р. Интересная деталь. К. А. Таупьев в 1931 году был осужден по 61 и 113 ст. УК РСФСР 1926 года29 к 5 годам высылки, жил в ссылке в Казани30.

Не будем в статье пересказывать суть показаний пяти свидетелей в адрес обвиняемых. Сложно вообще судить об объективности документов архивно-следственных дел. Общеизвестно, как порой создавались фальшивые обвинения в антисоветской деятельности, какой психологической и физической обработке подвергались обвиняемые и нередко свидетели по делам. Свидетели давали подписку об ознакомлении со ст. 95 УК РСФСР31 об ответственности о даче ложных показаний. Протокол допроса свидетелей копирует протокол допроса обвиняемых, в нем также содержится информация о составе семьи, социальном происхождении, социальном положении, службе в белых и других контрреволюционных армиях и др.

Реабилитация

Жена Н.А. Михно — Фекла Ивановна Михно в 1958 году написала письмо в Прокуратуру Свердловской области с просьбой узнать о судьбе своего мужа32. Поиски арестованного мужа продолжались еще с 1939-1940 гг. после обращений к М.И. Калинину, которые остались без ответа. В 1957 году поступил ответ о том, что Н.А. Михно умер в 1944 году от гангрены легкого. После поступления обращения Ф.И. Михно Управление КГБ по Свердловской области начало мероприятия по пересмотру уголовного дела в отношении Н.А. Михно. Проведена работа по розыску сведений в отношении свидетелей по делу 1937 года, допрошены новые свидетели, жившие в 1937 году в Мурзинке. Пахом Степанович Игнатенко, 1876 г.р. уроженец дер. Жерствяники Лепельского уезда Витебской губернии показал, что Н. Селиванов и Н. Михно его земляки, уроженцы одной с ним деревни, приехали в Мурзинку одновременно в 1909 году. Многие жители деревни Мурзинки в 1930-е годы держали кроликов, которых использовали на мясо, Н. Селиванов называл кроликов «сталинскими бычками»33.

В Постановлении Прокуратуры Свердловской области от 4 декабря 1958 года указано, что Н.И. Селиванов осужден в 1937 году правильно34. Президиум Свердловского областного суда 16 января 1959 года Постановление Тройки при УНКВД Свердловской области от 7 сентября 1937 года отменил, дело в отношении Н.А. Михно производством прекращено, за отсутствием в его действиях состава преступления. Н.А. Михно реабилитирован посмертно35.

Дочь Никифора Ивановича Селиванова, жительница Качканара Анна Николаевна Корицкая обратилась 1 февраля 1995 года в Управление федеральной службы контрразведки России по Свердловской области с просьбой о реабилитации своего отца. В своем письме Анна Николаевна рассказывала о горькой судьбе своей семьи после ареста отца. «<…> Жить мы в деревне не могли, нас все время терроризировали, отец «враг народа». В 1939 г. мы бросили в деревне большой новый дом с постройками. Родственники нас перевезли в поселок Ис Н-Туринский р-он, здесь нам помогли купить маленький домик, окнами вросший в землю, круглый год в подполе стояла вода, а весной выходила на пол, вот здесь и прошло наше детство и юность. Особенно было тяжело в войну, все давали в школе по распределению. Здесь тоже нашлись люди, которые донесли в школу, что мы дети «врага народа», и нам ничего не давали, помню дали по распределению валенки, потом отобрали, а я ходила в школу 3км в рваных ботинках <…>».

В 1953 году Анну Николаевну Корницкую не приняли на учебу в институт из-за осужденного отца. А.Н. Корницкая просила дать официальный ответ о виновности своего отца, чтобы если он не виноват, «чтобы хоть внуки ходили с поднятой головой, что дед не виноват»36.

На основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 — 40-х и начала 50-х годов» заключением Прокуратуры Свердловской области от 27 июня 1989 года Никифор Иванович Селиванов был реабилитирован.

В соответствии с п. «а» ст. 5 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года антисоветская агитация и пропаганда признаются не содержащими общественной опасности деяниями и лица, осужденные за них, реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения. Таким образом, Никифор Селиванов и Николай Михно реабилитированы полностью независимо от тяжести предъявленных обвинений.

Вещественные доказательства

В архивно-следственном деле мурзинцев сохранились две фотокарточки, два паспорта 1934 года выдачи, вырезка из газеты с докладом И.В. Сталина о Конституции 1936 года.

В качестве вещественных доказательств при аресте у обвиняемых было изъято по одной фотокарточке37. На одной фотографии (фото № 1) изображена семья в составе мужа, жены, двух старших девочек 6-8 лет и младенца на руках у матери. На второй фотографии (фото № 2) трое мужчин, один из которых, в центре, гармонист.

Так как фотографии не подписаны, можно только предположить, что на фотографии № 1 семья Никифора Селиванова, а на второй фотокарточке изображен Николай Михно.

Как Вы помните, в анкете арестованного Н.И. Селиванова указаны только две дочери – Валя и Аня. В паспорте гражданина СССР, выданном 13 декабря 1934 года на имя Никифора Ивановича Силиванова (Так в документе) указаны трое детей: Силиванова Валентина, 1928 г.р., Силиванова Анна, 1931 г.р. и Силиванов Василий, 1934 г.р. Разгадкой могут послужить строки из вышеприведенного письма Анны Николаевны Корицкой от 1 февраля 1995 года. «…После ареста отца, остались мы без материальных средств существования. Мать была больная, у них при отце умерло 5 чел. детей, да еще отца забрали…»38. Возможно, на фотографии запечатлен Василий Силиванов, умерший во младенчестве. В архивно-следственном деле нет тюремных фотографий обвиняемых, потому сравнить изъятые фотографии со следственными документами невозможно.

Хотелось бы получить помощь от читателей альманаха «Качканарские грани» в атрибуции данных фотоизображений.

Великая Отечественная война в судьбах новолялинцев

В документах архивного фонда «Военный комиссариат Новолялинского района Свердловской области Приволжско-Уральского военного округа» имеются сведения о призыве и гибели в отношении жителей Мурзинки, Новой Ляли, Караульского и других населенных пунктов Новолялинского района, упомянутых в описанном выше архивно-следственном деле.

Иван Сидорович Тухта, 1915 г.р. призван 24 июня 1941 года и направлен в составе команды из 162 человек в г. Свердловск в распоряжение командира 545 корпусного артиллерийского полка39, пропал без вести в октябре 1941 года, извещение было выдано жене К.Ф. Костюкович 25 сентября 1947 года40. По другим данным И.С. Тухта, пропал без вести 18 июля 1941 года в составе 545 корпусного артиллерийского полка. Со слов товарищей погиб в штыковой атаке. Мать — Тухта Лукерия Михайловна41. О боевых сражениях 545 корпусного артиллерийского полка свидетельствует дневник командира отделения этого соединения Красной армии Александра Васильевича Пряхина охватывающий период боевых действий Великой Отечественной войны с 23 июня по декабрь 1941 года42). Читатели дневника могут представить мысли и чувства артиллеристов, участников страшных сражений лета и осени 1941 года.

Отец Ивана Сидоровича — Сидор Михайлович Тухта, 1891 г.р., рабочий, направлен 1 ноября 1941 года в распоряжение Серовского горрайвоенкомата43.

Красноармеец Федор Пахомович Игнатенко, призван 25 января 1942 года в распоряжение майора Чупахина (45 ж.д. бригада)44, 1905 г.р. пропал без вести в мае 1945 года, извещение выдано жене Пелагее Павловне Игнатенко 17 ноября 1947 года45.

Филипп Игнатьевич Игнатенко, ВУС -133, призван 2 сентября 1941 года в распоряжение командира 28 запасного стрелкового полка в г. Свердловск (угол Луначарского — Народной Воли)46, 1909 г.р. погиб 5 ноября 1941 года, место гибели не указано. Извещение поступило Агафье Тихоновне Игнатенко в январе 1946 года47.

Федор Антонович Таупьев, 1908 г.р. пропал без вести в апреле 1943 года, извещение выдано жене Таупьевой Александре Ивановне 17 ноября 1947 года48.

Иван Ильич Быков, 1905 г.р. пропал без вести в апреле 1943 года, извещение выдано матери Быковой Матрене (Матроне) Федотовне 18 ноября 1947 года. Позднее в документе появилась запись — инв. демобилизованный»49.

В первый раз Дементий Михайлович Костюкович, 1896 г.р. был призван 27 января 1942 года50 для укомплектования команды № 1727 направленной в г. Нижний Тагил. Смею предположить, что команда была направлена для комплектования рабочей строительной колонны № 1727 Наркомата танкостроения51. После расформирования рабочих строительных колонн в апреле 1942 года, часть мобилизованных была направлена по месту призыва. 25 декабря 1942 года Д.М. Костюкович был призван повторно и направлен в 44 запасную стрелковую бригаду52. 16 ноября 1944 года начальник штаба 1-го железнодорожного восстановительного батальона майор Шпигель направил в адрес Новолялинского райвоенкомата медаль «За оборону Ленинграда» и удостоверение к ней погибшего в боях с немецко-фашистскими захватчиками Дементия Михайловича Костюковича для передачи на хранение сыну Дмитрию Дементьевичу Костюковичу53.

25 сентября 1941 года в составе команды № 393 в распоряжение Тагильского горвоенкомата в г. Нижний Тагил направлены Самуил Иванович Быков, 1908 г.р., Федор Антонович Таупьев, 1908 г.р. и Григорий Михайлович Смоляга, 1906 г.р.54. По другим данным Федор Таупьев был направлен в распоряжение 44 запасной стрелковой бригады разъезд Еланский 15 сентября 1942 года55.

26 декабря 1941 года в составе команды № 1652 в распоряжение Тагильского горвоенкомата в г. Нижний Тагил направлен Дмитрий Тихонович Таупьев, 1911 г.р.56.

Владимир Анисимович Тухта, 1910 г.р., № ВУС — 1, отправлен 25 апреля 1942 года в Красную армию в составе команды № 44 (название воинской части неразборчиво)57.

Послесловие

Согласно данным из Базы данных «Книга Памяти жертв политических репрессий Свердловской области (Картотека реабилитированных)» (база данных архивно-следственных дел фонда № Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области») (далее — База данных), которая ведется в Государственном архиве административных органов Свердловской области с 1995 года и насчитывает 58879 записей, в годы репрессий в Новолялинском районе было арестовано 973 человека. В основном это трудпоселенцы — раскулаченные жители Белорусской ССР, Украинской ССР, Западной области, Азово-Черноморского края, Крымской АССР РСФСР направленные в ссылку на Северный Урал и проживавшие в трудпоселках – Красный Яр, Лобва, Малая Лата, Старый Перевоз, Усть-Лобва, Черный Яр и др.

С 2018 года архивными учреждениями Свердловской области под руководством Управления архивами Свердловской области проводится работа над созданием Книги Памяти «Раскулаченные. Свердловская область». В настоящее время участники проекта (это государственные и муниципальные архивные учреждения Свердловской области), в том числе и Государственный архив административных органов Свердловской области, занимаются вводом сведений в Базу данных «Книга памяти раскулаченных Свердловской области».

Информационный ресурс разработан Государственным архивом Свердловской области, являющимся основным местом хранения документов о раскулачивании на Среднем Урале, и размещен по адресу: https://раскулаченные.рф.

В ГААОСО имеются дела в отношении еще нескольких уроженцев Белоруссии, прибывших на Урал в начале ХХ века.

Среди них колхозники колхоза имени Буденного, жители села Караул братья Бабские — Павел Францевич58, 1880 г.р. и Эдуард Францевич59, 1888 г. р. Павел и Эдуард — уроженцы деревни Глоново Борисовского района Минской области арестованы 8 февраля 1938 года по обвинению в шпионаже в пользу одного из иностранных государств — Павел в 1915-1919 годах был в германском плену и Эдуард в шпионаже и во вредительстве.

Братья Бабские обвинялись в проведении диверсионно-вредительской работы в колхозе имени Буденного по уничтожению поголовья скота с помощью подмешивания битого стекла и металлических предметов в корм, в результате чего погибло до 70 шт. свиней60. Эдуард Бабский должен был также принять участие в вооруженном восстании против Советской власти61.

Постановлением Надеждинского горотдела УНКВД по Свердловской области дело в отношении Эдуарда Бабского было прекращено 22 июня 1938 года, в отношении Павла Бабского 5 июля 1938 года за недоказанностью.

Жители Среднего Урала и других регионов Российской Федерации, а также иностранные граждане могут обращаться в поисках архивной информации в государственные и муниципальные архивы Свердловской области. Прием запросов в ГААОСО осуществляется через Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг по месту жительства и Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций) Портал государственных услуг, посредством почтовой связи и при личном приеме граждан: 620075, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 34.
Электронная почта ГКУСО «ГААОСО»: info@gaaoso.ru
Сайт ГААОСО: https://гааосо.рф
Телефоны для справок: (343) 371-10-32; (343) 371-58-98
Читальный зал архива: (343) 371-58-98

В информационной системе «Единый портал государственных и муниципальных услуг» работает государственная услуга «Оказание информационных услуг на основе архивных документов». После отправки пользователем запроса через портал запрос поступает в Управление архивами Свердловской области и далее направляется для исполнения в подведомственные государственные архивные учреждения.

Доступ пользователей в читальный зал архива осуществляется на основании Порядка работы читального зала Государственного казенного учреждения Свердловской области «Государственный архив административных органов Свердловской области» (ГКУСО «ГААОСО») утвержденного приказом директора ГКУСО «ГААОСО» от 19 марта 2018 г. № 03-01-12 и Порядка использования архивных документов в государственных и муниципальных архивах Российской Федерации, утвержденного приказом Федерального архивного агентства Российской Федерации от 1 сентября 2017 г. № 143.

Обращаем внимание на то, что согласно пункта 3 статьи 25 Федерального закона от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» «ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, устанавливается на срок 75 лет со дня создания указанных документов».

В 2021 году открываются полностью для доступа всем желающим архивные документы созданные по 1946 год включительно. Желающим получить доступ к документам созданным с начала 1947 года и далее необходимо представить в архивные учреждения документы полностью подтверждающие родство.

Доступ к архивным документам регламентирован также «Положением о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел» утвержденным приказом Минкультуры РФ, МВД РФ и ФСБ РФ от 25 июля 2006 г. №375/584/352.

Приглашаем всех желающих узнать историю своей семьи в архивные учреждения Свердловской области.

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 23

  1. Демаков И.Н. Исовские фотографии // Литературно-художественный альманах «Качканарские грани» Выпуск 6. Качканар, 2017. С. 245-255; Демаков И.Н. Священники Исовского района. //Литературно-художественный альманах «Качканарские грани». Выпуск 8. Качканар, 2019. С. 148-158 и др. 

  2. Прежнее название Новолялинского района. 

  3. Список населенных пунктов Уральской области: [в 16 т.: таблицы]. Т. 11-й: Тагильский округ. — Свердловск: Издание орготдела Уралоблисполкома, Уралстатуправления и окружных исполкомов, 1928. -XXXVI, 482 с.: карты. С. 58-62. 

  4. Там же. С. 60-61. 

  5. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 1. 

  6. Единоличник-кулак, обязанный выполнить твердое задание советской власти по сдаче сельскохозяйственной продукции государству. 

  7. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 8. 

  8. Сельский исполнитель — сельский житель, исполняющий по поручению сельсовета обязанности по обеспечению правопорядка, личной и имущественной безопасности населения. Институт сельских исполнителей был введен постановлением ВЦИК и СНК № 266 от 27.03.1924 г. Сельские исполнители назначались сельсоветом в каждом селении в очередном порядке из постоянных жителей на 2 месяца (1 исполнитель на 25 хозяйств). 

  9. В архивном отделе Новолялинского городского округа (624400, г. Новая Ляля, ул. Ленина, 27) в фонде 54 «Объединенный архивный фонд Ликвидированные колхозы Новолялинского района» хранятся сведения о коллективных хозяйствах района за период с 1935 по 1958 годы. 

  10. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 20-23. 

  11. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 13. 

  12. Там же. Л. 17. 

  13. Там. же. Л. 19 об. Так в документе. Очевидно, имеются в виду Георгиевский крест и Георгиевская медаль. На Портале «Памяти героев Великой войны 1914-1918 годов» (https://gwar.mil.ru) сведений о награждении Н.И. Селиванова найти пока не удалось. 

  14. Дублённых В.В. Белая армия на Урале: Ист. справки частей и соединений. – Екатеринбург, 2008. С. 153-154. 

  15. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 34840. Л. 122. 

  16. Прот. Сергий Архипов. Жизнеописание иерея Александра Адрианова //Литературно-художественный альманах «Качканарские грани». Выпуск 8. Качканар, 2019. С. 138. 

  17. Немытов О.А., Дмитриев Н.И. 16-й Ишимский стрелковый полк. очерки истории. – Екатеринбург, 2009. С. 167, 169-170. 

  18. Непонятно, какие красноармейцы служили в белогвардейском полку? И почему против самого А. Михно не было возбуждено уголовное дело? 

  19. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 57. 

  20. Так в документе. Правильно — середняков. 

  21. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 45 об. 

  22. Здесь и далее подчеркнуто в текст документа. 

  23. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 24. 

  24. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 25. 

  25. Там. же. Л. 26. 

  26. Там. же. Л. 34. Отчеркнуто слева синим, справа красным карандашом. 

  27. Там же. Л. 68. 

  28. Там же. Л. 67. 

  29. Статья 61 — «Отказ от выполнения повинностей или производства работ, имеющих общегосударственное значение». Статья 113 — «Дискредитирование власти, т.-е. совершение должностным лицом действий, хотя бы и не связанных с его служебными обязанностями, но явно подрывающих в глазах трудящихся достоинство и авторитет тех органов власти, представителем коих данное должностное лицо является». 

  30. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 45-45 об. 

  31. Статья 95 – «Заведомо ложный донос органу судебно — следственной власти или иным, имеющим право возбуждать уголовное преследование должностным лицам, а равно заведомо ложное показание, данное свидетелем, экспертом или переводчиком при производстве дознания, следствия или судебного разбирательства по делу». 

  32. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 70-71. 

  33. Там же. Л. 103-107. 

  34. Там же. Л. 128-129. 

  35. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 132-133. 

  36. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622кд (63807). Л. 42. 

  37. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622 (63806). Л. 65. 

  38. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 41622кд (63807). Л. 42. 

  39. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 6а. Л. 27. 

  40. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 25. Л. 339, 344. 

  41. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 26. Л. 114. 

  42. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 27243. Л. 18-63 об. Эх!!! А жить хочется!!!» (фронтовые дневники, воспоминания, письма). Сборник архивных документов. Екатеринбург. 2020. URL: https://drive.google.com/file/d/17-MBLBG8UP3rgPQI_QGnBOVR7OQbcfQA/view (дата обращения 08.05.2020 

  43. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 6а. Л. 179. 

  44. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 7а. Л. 117 об. 

  45. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 25. Л. 819, 831; Д. 26. Л. 171. 

  46. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 6а. Л. 110. 

  47. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 20. Л. 27. 

  48. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 25. Л. 819, 828; Д. 26. Л. 171. 

  49. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 25. Л. 849 об., 863; Д. 26. Л. 175. 

  50. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 7а. Л. 92. 

  51. ГААОСО. Ф. Р-57. Оп. 1. Д. 40. Л. 42. 

  52. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 7б. Л. 599. 

  53. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 16. Л. 388. 

  54. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 6а. Л. 145. 

  55. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 7б. Л. 89. 

  56. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 6а. Л. 271. 

  57. ГААОСО. Ф. Р-68. Оп. 1. Д. 7а. Л. 255. 

  58. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 6901 (8115). 

  59. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 6884 (8092). 

  60. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 6901 (8115). Л. 10. 

  61. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 6884 (8092). Л. 10. 

▲ Наверх