Лучшие спецоперации военной контразведки

Виктор Петрович Ерофеевский (1924-2009 гг.) – подполковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны, сотрудник СМЕРШ, ветеран УФСБ России по Саратовской области

СМЕРШ – аббревиатура от «Смерть шпионам», так назывались органы военной контрразведки СССР во время Великой Отечественной войны. ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР было создано 19 апреля 1943 года и просуществовало всего 3 года, до 1946 года.

Однако даже этого небольшого срока хватило для того, чтобы СМЕРШ навсегда оставил след в истории как легендарная организация по борьбе со шпионской, диверсионной и террористической деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии и ВМФ.

Упустить шпиона советский офицер был не в праве…

Шла Великая Отечественная война, 1944 год. В штаб гвардейского казачьего Кубанского Кавалерийского корпуса поступила шифровка из Главного Управления военной контрразведки СМЕРШ: «Совершенно секретно. В вашем районе может находиться немецкий шпион. Одет в форму капитана Красной армии. Легенда – прибыл в часть, получить документы серии «КК» и передать их генералу. До этого был замечен в трех штабах, где хотел получить секретные данные. Необходимо брать с поличным».

Лейтенанта Ерофеевского немедленно отправили в центр. Упустить шпиона советский офицер был не в праве. Тем более, враг, наверняка, находился в штабе уже не первый день. Проверялись все военнослужащие, подходившие под описание. Ирония судьбы – иностранного разведчика взяли как раз в тот момент, когда тот отплясывал под русскую народную музыку «Казачка», спокойно вывели из зала, забрали поддельные документы, одели в наручники и отправили в комнату допроса. Сопротивляться было бесполезно!

За каждой победой – судьба человека

Виктор Петрович Ерофеевский родился 22 июня 1924 года в Омске. Воспитывался в детском доме. Все время торопился повзрослеть и осуществить свою заветную мечту – стать военным. 22 июня 1941 года, как и большинство неравнодушных к судьбе Родины, ушел на фронт.

В начале войны Виктор попал в Среднеазиатский военный округ. Потом поступил в Орловское пехотное училище. Закончить его он так и не успел — в мае 42-го юношу направили на формирование дивизий под Сталинградом. Причем, без присвоения звания — рядовым.

– Военные годы часто вспоминаю. Как ходили в штыковые атаки. Немцы их не выдерживали, сразу отступали. В октябре 42 ранило осколком в руку — госпиталь, лазарет Орловского пехотного училища.

Времена тогда были «веселые». Весь день копали окопы в полный рост, а вечером — построение и в поход — марш-бросок 20-30 км. Потом опять окопы. Чего не сделаешь, чтобы живым остаться. Представляете наше обмундирование: ботинки, противогаз, фляга с водой, палатка, скатка-шинель и винтовка. Килограмм на 15 потянет, если не больше. Так уставали, что засыпали на ходу.

Тяжелее всего отстаивали оборону. У немцев в то время уже были автоматы да патронов магазинов по пять в каждом сапоге. Они шли и будто траву косили. Без разбора, сплошной очередью. Нам же приходилось стрелять из линейных винтовок образца 1897-1930-х годов. Только потом на вооружение поставили автоматические винтовки СВТ. Огонь был только прицельный – «стричь газоны» советское оружие не позволяло.

После Сталинградской битвы Виктор Петрович Ерофеевский сражался на Днепре, затем — Курская дуга, Украина, Белоруссия, Польша; освобождал Прагу. Начал воевать красноармейцем в стрелковой дивизии, потом стал командиром взвода разведки, а с 44-го года – в СМЕРШе.

– Четвертый корпус, в который я входил, после перехода в Европу вел боевые действия в тылу у немцев. На последнем этапе войны были сформированы несколько конно-механизированных групп. Работали они так. Для начала операции Красная армия прорывала участок фронта и, когда все соединения входили в этот прорыв, «линия» закрывалась. То есть, мы оказывались в тылу противника. Начинали атаковать. Причем не просто наступать сзади. По пути «перерубались» все коммуникации, взрывались дороги, перехватывалась провизионная помощь. Врага буквально изолировали от внешнего мира и зажимали в тиски. После успешного окончания рейда нас отзывали и создавали опергруппы по борьбе с немецкой агентурой.

Главной задачей контрразведчиков из СМЕРШа была борьба со шпионажем, соблюдение режима военной тайны. Также разрабатывались различные дезинформирующие данные, которые намеренно передавались замеченным немецким шпионам.

– Сначала меня отправили опером по обслуживанию 151 танкового полка 9 кавалерийской дивизии, а потом в штаб гвардейского казачьего Кубанского Кавалерийского корпуса. Я был единственным лейтенантом — самым младшим среди офицерского состава. Режиму секретности, за которым мне нужно было наблюдать, позавидовали бы многие сегодняшние силовые организации. В каждый кабинет допуск только по специальному разрешению. Шифр телеграмм должен был постоянно обновляться. У каждого режима секретности была своя кодировка. Была и особая папка. К ней допускались только сотрудники ставки главнокомандующего.

Важность такой работы объяснять не нужно. Малейший перехват противником информации о дислоцировании частей давал нацистам большое преимущество.

Проверка велась доскональная, в каждой части. Что самое интересное, все офицеры были в курсе, что их контролируют, но никто не знал, кто контролирует. Дабы не вызывать подозрения, военные контрразведчики переодевались в форму того подразделения, которое нужно было проверить. Например, танковые войска или артиллерийские. Был такой своеобразный «маскарад». Только маски надевались так, что отличить обычного военного от контролера было невозможно.

Агентов гестапо тогда щелкали, как семечки. Шифровкой постоянно докладывали о «казачках», заброшенных фашистами, их приметы, легенды, экипировку и шпионское задание. Однажды Виктор Петрович арестовал руководителя отдела фальшивой документации Василия Майдакова, который числился в розыске. Во время допроса он рассказал об экипировке и легендах засланных фашистских агентов, многие из которых потом были задержаны.

Служба в военной контрразведке «СМЕРШ», стала самой яркой страницей фронтовой биографии Виктора Петровича. Смерть шпионам – оправдывала свое название. На счету смершевцев — десятки обезвреженных вражеских агентов-диверсантов, засланных фашистами в части наступавших советских войск.

В Чехии, где наш герой закончил войну, он был представлен к ордену Красной звезды за арест агента немецкой военной разведки, переброшенного через линию фронта.

Вечная память героям

Виктор Петрович Ерофеевский ушел из жизни в 2009 году в возрасте 85-ти лет. Он не позволял себе отдыхать – торопился на встречи со школьниками и молодёжью постарше, чтобы успеть рассказать правду о той беспощадной войне, и о людях из СМЕРША, внесших огромный вклад в Великую Победу.

По материалам УФСБ России по Центральному военному округу
(подготовила референт УФСБ России по Центральному военному округу, лейтенант Соханева А.П.)

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 84
▲ Наверх