Невидимый фронт: взгляд изнутри

Награды старшего лейтенанта Данилова Николая Ивановича.

19 апреля исполнилось 74 года со дня образования органов военной контрразведки «СМЕРШ» («Смерть шпионам!»). Указанная структура, созданная в составе Красной Армии в 1943 году для борьбы со шпионами, диверсантами, террористами и предателями, по результативности работы являлась самой эффективной спецслужбой в годы Второй мировой войны,с успехом оправдывая своё название. На счету смершевцев – около 30 тысяч обезвреженных вражеских шпионов, более 9,5 тысяч ликвидированных диверсантов и террористов, около 200 проведенных радиоигр с немецкой разведкой, способствовавших успеху наступательных операций советских войск.

В современном обществе оценка деятельности органов «СМЕРШ» в годы Великой Отечественной войны не всегда однозначна. Это во многом связано с воздействием на массовое сознание людей отдельных «киношедевров», пропитанных ненавистью к советской системе и органам государственной безопасности.

Вместе с тем, немногие знают, что подразделения военной контрразведки «СМЕРШ» не входили в состав НКВД, а находились в штате действующей армии, подчиняясь Наркоматуобороны СССР. Сотрудниками «СМЕРШ», как правило, становились наиболее отличившиеся военнослужащие, имеющие военное образование. Многие из них до назначения в органы контрразведки получили опыт службы в разведывательных подразделениях. Наряду с выполнением своих прямых обязанностей, сотрудники «СМЕРШ» непосредственно участвовали в боях с гитлеровцами, а в случае гибели командиров подразделений, зачастую принимали на себя командование личным составом.

Работа сотрудников «СМЕРШ» сочеталась с высоким риском для жизни, о чем могут свидетельствовать данные о высоких потерях в их рядах. За период Великой Отечественной войны в боевых действиях погибло более 6 тыс. сотрудников военной контрразведки. При этом, средняя продолжительность службы оперработников в войсках не превышала 3 месяцев, после чего они выбывали вследствие гибели или ранения.

Вопреки распространенному мнению, заградительные отряды при органах «СМЕРШ» никогда не создавались. Только в сентябре-декабре 1942 года во главе загрядотрядов Сталинградского и Юго-Западного фронтов стояли сотрудники особых отделов НКВД. Также органы «СМЕРШ» не выносили «расстрельные» приговоры военнослужащим, так как не являлись судебными органами.
О реальной деятельности органов «СМЕРШ»в годы Великой Отечественной войны могут свидетельствовать сохранившиеся документальные материалы, а также воспоминания ветеранов, большинства из которых сегодня уже нет в живых. Приведем некоторые из них.

Из наградного листа к медали «За Отвагу» оперуполномоченного ОКР 175 танковой бригады (сформирована в апреле 1942 года в составе Приволжского ВО) старшего лейтенанта Федорина Бориса Павловича:

«В боях за социалистическую Родину против немецких оккупантов проявил себя смелым отважным, командиром. Будучи в окружении с танко-десантной ротой, на танках, благодаря его остроумности, десантники при малых потерях вышли из окружения.

Одновременно принимал самое активное участие в отражение контратаки противника в районе Городка, лично убил 4 немцев, в том числе 1 офицера. При освобождении частями Красной Армии находящихся в оккупации населенных пунктов, тов. Федорин проводил активную работу по изъятию в них пособников немецких захватчиков, чем способствовал успешному выполнению боевых задач…».

Из наградного листа 1945 года к ордену «Красного Знамени» оперуполномоченного отделения контрразведки «СМЕРШ» 200 стрелковой дивизии (сформирована в январе 1942 года в составе Южно-Уральского военного округа) старшего лейтенанта Данилова Николая Ивановича:

«т. Данилов 5 февраля 1945 года, находясь в боевых порядках в момент наступления немцев, проявил мужество и отвагу. Своим личным оружием пистолетом «ТТ» в упор расстреливал немецких солдат, а когда подошла немецкая самоходная пушка, то т. Данилов броском противотанковой гранатой подбил ее, а личный состав экипажа был расстрелян.

По поручению командования полка ему было поручено руководить одной стрелковой ротой, т.к. командир таковой был убит, здесь тоже т. Данилов своим смелым примером повел роту в атаку и огнем роты уничтожил до 50 солдат и офицеров гитлеровцев».

Преграда для шпионов

(из воспоминаний подполковника Ерофеевского В.П.)

В 1944 году в штаб гвардейского казачьего Кубанского Кавалерийского корпуса, в котором Виктор Петрович Ерофеевский проходил службу в должности оперуполномоченного военной контрразведки, поступила шифровка из Главного управления контрразведки «СМЕРШ»: «Совершенно секретно. В вашем районе может находиться немецкий шпион. Одет в форму капитана Красной Армии. Легенда — прибыл в штаб, чтобы получить документы серии «КК» и передать их генералу. До этого был замечен в трех штабах, где хотел получить подобные данные. Необходимо брать с поличным».

Лейтенант Ерофеевский немедленно отправился в штаб. Упустить шпиона он был не в праве. Тем более фашист, наверняка, находился в штабе уже не первый день. Проверялись все новые офицеры, подходившие под описание. Может быть, это покажется забавным, но вражеского разведчика взяли как раз в тот момент, когда тот отплясывал под русскую народную музыку. «Казачка» спокойно вывели из зала, забрали поддельные документы, которыми он козырял, одели в наручники и отправили в комнату допроса.

Однажды Виктор Петрович арестовал предателя, который являлся сотрудником немецкой разведшколы. В ходе допроса он рассказал об экипировке и легендах засланных фашистских агентов, что в последующем было использовано при организации оперативных мероприятий по их задержанию.

В Чехии, где Ерофеевский закончил войну, он был представлен к ордену Красной Звезды за арест агента немецкой военной разведки, переброшенного через линию фронта.

Справка: Виктор Петрович Ерофеевский (1924 – 2009) ушел на фронт 22 июня 1941 года в возрасте 17 лет. Участвовал в Сталинградской битве, битве на Курской дуге, боях за освобождение Украины, Белоруссии, Польши, Праги. Начал воевать красноармейцем в стрелковой дивизии, затем командиром взвода разведки, с 1944-го года – в составе органов контрразведки «СМЕРШ».

Шпиона форма подвела

(из воспоминаний майора Горелкина И.А.)

В начале марта 1944 года, когда 302-й стрелковый полк, где служил оперуполномоченный Илья Алексеевич Горелкин, вел наступление в направлении города Клайпеды, он вместе со своим связным следовал на передний край. Им встретился красноармеец в новой солдатской форме, сапогах и с перевязанной левой рукой. Горелкину он сразу показался подозрительным. Контрразведчики остановили его, спросили, из какого он полка. Он ответил, что из 302-го, назвал 6-ю роту. Сказал, что служит в этом полку три месяца. Но вот ответить, кто его командир взвода и отделения не смог, сказал, что забыл. Горелкин попросил у него красноармейскую книжку.

«При ознакомлении с книжкой, — говорит Илья Алексеевич, — я обратил внимание, что она была скреплена стальной нержавеющей проволокой (а наши книжки скреплялись простой проволокой). А вместо слова «шлем» там было напечатано «млем», были и другие искаженные слова. Зная ориентировку с информацией о том, на какие слова в красноармейских книжках при задержании подозрительных лиц надо обращать внимание, я задержал этого солдата. На допросе он признался, что был переброшен в район 302-го полка немецкой разведкой. Накануне он окончил Варшавскую разведшколу.

«А главное, — улыбается ветеран, — я точно знал, что в это время в 302-м стрелковом полку новое обмундирование солдатам не выдавалось».

По материалам УФСБ России по Центральному военному округу

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 174
▲ Наверх