Религиозные верования на Урале в период Революции и Гражданской войны (1917-1922 гг.)

В начале XX столетия в нашей стране произошли политические изменения, которые повлекли за собой кардинальные перемены в отношении граждан к религии.

Предлагаем Вам познакомиться с документами о различных конфессиях, которые имели наибольшую популярность среди населения Урала и их позиции к происходящим событиям. Все представленные документы находятся на хранении в Государственном архиве административных органов Свердловской области.



Введение

Революция 1917 года и последующая за ней Гражданская война в России внесли большие корректировки в привычный уклад жизни граждан. Политические изменения в стране повлекли за собой кардинальные перемены в отношении граждан к религии. Новой властью был внесен коренной перелом в сферу вопроса о положении религиозных объединений в стране.1

Немалую роль в подъеме антибольшевистских настроений сыграло наступление большевиков на религию и религиозные организации. Формально в стране существовала свобода вероисповедания, но на практике в официальной пропаганде доминировало антирелигиозное направление.

В начале XX столетия территорию Урала наполняли представители различных религиозных групп: православных христиан, мусульман, католиков и лютеран и пр. Этот феномен был обусловлен этно — демографическими процессами. Также одной из причин многообразия религиозных течений стало активное культурное взаимодействие различных народов на территории Урала.2

Выставка «Религиозные верования на Урале в период Революции и Гражданской войны (1917-1922 гг.)» подготовлена на основе архивных документов Государственного архива административных органов Свердловской области. В экспозицию вошли документы, содержащие сведения о конфессиях, которые имели наибольшую популярность среди населения Урала.

1. Русская православная церковь

Российская империя вступила в XX век державой, где статус православного христианства как государственной религии был закреплен законодательно. Согласно переписи населения 1897 года, численность православных верующих составляла 69,5% населения.3

В период Гражданской войны происходила эволюция государственно-церковных отношений. В самой Русской православной церкви шел сложный процесс приспособления к условиям новой действительности и поиск оптимальной модели взаимодействия с гражданскими властями и верующими.4

«Старый год на исходе. Наступает новый год 1918 год. И как всегда подводятся итоги пережитому.

Для русского государства это итоги печального банкротства. Россия вычеркнута из ряда мировых великих держав и превращается в данницу центральных империй. Внутри страны анархия достигла крайнего предела. Жизнь человеческая потеряла всякую ценность в непрекращающейся братоубийственной войне, в грабежах и насилиях. В довершение всего расстроено продовольствие страны, и голод грозит и жителям городов и жителям многих губерний»

Известия Екатеринбургской церкви. № 20. 25 декабря 1917 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 73697. Л. 74.

«..Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета. Изнемогает наша родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее…»

Обращения патриарха Московского и всея Руси Тихона. Москва. 26 июля 1918 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17279. Л. 51.

К началу XX века на территории Екатеринбургского уезда (с 1919 года Екатеринбургская губерния) действовала Екатеринбургская епархия, которая была основана в 1885 году. К 1917 году общее количество приходов составляло 504 (465 православных и 39 единоверческих).5

15 мая 1917 г. в Екатеринбурге прошел чрезвычайный епархиальный съезд духовенства и мирян Екатеринбургской епархии.

Основными темами съезда были:

  • обсуждение реорганизации церковной жизни;
  • вопрос о поддержке временного правительства;
  • выборы епископа Екатеринбургской епархии.

По итогам съезда было принято решение о реорганизации прихода и присвоении приходской общине статуса юридического лица, а епархиальное управление должно было строиться на выборном управлении. Важный вопрос, связанный с отделением школы от церкви, было решено оставить на прежних условиях до созыва Учредительного собрания.6

«…Объединяйтесь! Наша Родина в великой опасности! Необходимы жертвы, жертвы и жертвы, чтобы вывести нашу страну из критического положения, в котором она находится сейчас. В Вашей помощи – залог спасения России. Припомните Екатеринбургский епархиальный Съезд, на котором в кратчайший срок было собрано 211 тысяч рублей…»

Брошюра «Сильная Свободная Русь». г. Ирбит. Типография У. К. Черемных. 1917 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 73696. Л. 30 об.

20 января 1918 года Советом Народных Комиссаров был принят «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви», который устанавливал светский характер государственной власти: провозглашал свободу совести и вероисповедания, лишал религиозные организации каких-либо прав собственности и прав юридического лица.

«…Мы нижеподписавшиеся граждане постоянно живущие и временно проживающие в г. Верхотурье желаем составить религиозную Христианскую. Общину при Верхотурском Николаевском мужском монастыре, так как за богослужениями в храмах сей древней исторической обители. Мы, как и наши деды и отцы, неизменно находим духовное утешение и удовлетворение всех наших религиозных потребностей…»

Акт о создании религиозной Христианской общины при Верхотурском Николаевском мужском монастыре. Май 1920 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 20416. Л. 11.

Реализация декрета встретила активное сопротивление со стороны духовенства и верующих Русской православной церкви, а также некоторых других религиозных конфессий.

«…Законодательно творчество народных комиссаров коснулось и церковной жизни. Издан декрет об отделении церкви от государства. Для лиц, интересующихся церковными религиозными вопросами издание подобного декрета не было чем либо новым или неожиданным…хотелось верить и надеяться, что к такому важному вопросу и в высшей степени сложному вопросу, как отделение церкви от государства, отнесутся с надлежащим вниманием и должной осторожностью. Но надежды оказались напрасными…

…Итак, изданный декрет стремится экономически разорить церковь, юридически поставить ее в бесправное положение, устранить ее нравственно-облагораживающее влияние на общество через религиозное обучение и воспитание в школе, подрастающего поколения…»

Известия Екатеринбургской церкви. № 3. 1(13)-15(28) февраля 1918 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 16689. Л. 17 об, 18, 19.

В период издания декрета в Москве проходил первый с конца XVII века Поместный собор Православной Российской Церкви. Заседание собора длилось больше года и совпало с ключевыми в истории России событиями: Первой Мировой войной, падением Временного правительства, Октябрьской революцией, разгоном Учредительного Собрания и др.

«…От века неслыханно творится у нас на Руси Святой. Люди, ставшие у власти и назвавшие себя народными комиссарами, сами чуждые христианской, а некоторые из них и всякой веры, издали декрет /закон/ названной ими «О свободе совести», а на самом деле устанавливающий полное насилие над совестью верующих…»

Воззвание священного собора Православной русской церкви к православным христианам. 1919 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 73697. Л. 2.

Самое обширное по объему из постановлений Собора 1917-1918 гг. — это Приходской устав.7 Положения Приходского устава 1918  г. во многом не удалось провести в жизнь, поскольку принятие Декрета лишило церковь прав юридического лица.

Приходской Устав установил состав приходского причта, который стал состоять из священника, диакона и псаломщика. Прихожане избирали церковного старосту, на которого возлагалась забота об имуществе храма. Постоянно действующим органом управления прихода являлся приходской совет, в который входили клирики, церковный староста или его помощник и несколько мирян. Члены приходского совета избирались на приходском собрании, которое должно было проводиться не реже двух раз в год. Председателем приходского собрания и приходского совета назначался настоятель.

«Сколько светлых надежд возлагали мы на приходские советы! Казалось, что жизнь забьет ключом, что пастырь и паства сольются между собой в одну дружную духовную семью живущую нашими радостями и печалями. Так казалось … Но прошло уже более года с начала революции, а результаты деятельности этих новых приходских организаций как то мало заметны…»

Известия Екатеринбургской церкви № 6, 14(1) апреля 1918 г.
ГААОСО. Р-1. Оп. 2. Д. 16689. Л. 10.

В 1921-1922 годах в стране разразился голод. Русская православная церковь с самого начала пыталась организовать благотворительную помощь голодающим.

«…Пришло время и нам показать свою веру во Христа и любовь к ближнему и придти на помощь голодающим братьям в деле спасения их от смерти, — путем выкупа заказанного в Америке хлеба, на те средства, кои получатся от сдачи церковных ценностей в наших церквах…Ежедневно мы видим несчастных голодных еле передвигающих ноги, даже умирающих. Неужели мы останемся равнодушными, неужели сердце наше так очерствело, окаменело, что мы сможем отказать им в хлебе, не насытим, не претворим в хлеб церковные ценности блестящие и сияющие, совершенно ненужные Богу, ведь ему нужна наша блестящая любовь к ближнему душа…»

Листовка «Братья Верующие граждане» г. Ирбит. 1922 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 73696. Л. 41.

В период революционных потрясений и Гражданской войны Русская православная церковь активно вела просветительскую политику. Священнослужители читали лекции, темы которых чаще всего разделяли общество на два лагеря. Среди «острых» вопросов лекций можно отметить следующие:

  • «Есть ли Бог?»
  • «Зачем мы живем?»
  • «Брак церковный и гражданский» и др.

Издательские отделы при церковных газетах печатали листовки и периодические издания, в которых знакомили людей с позицией церкви, ее критическими взглядами на проводимую политику большевиков, а также с жизнью епархии.

«В наше время нередко приходится слышать: Бога нет Его выдумали святые отцы духовные, чтобы обирать бедный и темных народ.

Так ли это? И до такой ли степени темен и глуп наш народ, что его можно так надуть и одурачить?

Но обратимся лучше к истории. Она нам ясно и определенно говорит, что люди во все времена веровали в Бога и возносили ему молитвы…»

Церковно-народный листок № 1 «Есть ли Бог». г. Екатеринбург 1918 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп.2. Д. 15835. Л. 57.

«К числу самых заветных и самых дорогих стремлений человека относится стремление к истинному счастью. В самом деле, люди всегда жили и будут жить, главным образом, надеждой на счастье. Кто к нему не стремится, о нем не мечтает, его не ищет? Едва ли можно найти человека, который не хотел бы себе счастья, а желал бы бедствий и неудач…»

Церковно-народный листок № 4 «В чем счастье». г. Екатеринбург 1918 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 15835. Л. 67.

«Будут ли учить детей Закону Божьему в школе или нет, Ведется ли он в ней в качестве обязательного предмета или не ведется – вот вопрос, который глубоко волнует православного человека, к которому он не может относиться равнодушно и безучастно. В особенности он приобрел большую остроту и жгучесть в наше время в виду обнаруженных попыток к изгнанию закона Божьего из школы…»

Церковно-народный листок № 10 «Нужен ли Закон Божий в школе». г. Екатеринбург 1918 г.
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 15835. Л. 61.

В ГААОСО находится на хранении Помянник – список священно- церковнослужителей Екатеринбургской епархии, пострадавших в 1918 году от рук радикально настроенных сторонников новой власти. Именно на основании этого «Помянника» в 2002 году было прославлено 38 новомучеников, пострадавших в Екатеринбургской епархии.

В список были включены фамилии 3 протоиреев, 32 иереев, 7 дьяконов и 2 верующих мирян (позднее в документ от руки были дописаны фамилии еще 4 человек).8

2. Старообрядчество

Согласно переписи 1897 года численность старообрядцев в Екатеринбургской епархии составляла 15 757 человек. Спустя четверть века, в 1913 году, Справочная книга Екатеринбургской епархии приводит цифру в 57 681 человек, большинство из которых проживали в Шадринском уезде.9

Взгляды старообрядцев на вопрос соотношения веры и власти были двойственны. Так, например, высказываясь за распространение буржуазных свобод на вопросы вероисповедания, старообрядцы одновременно настаивали на сохранении тесной связи будущего государства с религией, рассматривая ее в качестве «одного из устоев государственности и общественного порядка».

«Совершивший в России государственный переворот властно и настойчиво требует от старообрядцев, как коренных русских людей, принять самое деятельное участие в государственном строительстве на новых началах… Интересы Великой России и старообрядчества требуют от старообрядцев так же объединиться в одну дружную и сильную политическую семью и провозгласить свои требования, которые служили бы на благо и укрепление России и вполне обеспечивали бы прочное и свободное существование старообрядцев»

Политическая программа старообрядцев всех согласий. г. Екатеринбург [после 1917 г.]
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 4476. Л. 155.

3. Ислам

В начале ХХ в. на территории Свердловской области действовали Екатеринбургское, Красноуфимское и Нижнетагильское мусульманские культурно-экономические и благотворительные общества. На территории Среднего Урала проживала немало татар, среди которых отмечался рост влияния и возвращение к вере предков крещеных татар, что вызывало серьезное беспокойство у православной церкви. В связи с этим, в 1910 г. была учреждена Противомусульманская миссия Екатеринбургской епархии.10

В 1917-1922 гг. были предложены различные проекты определения дальнейшего будущего мусульманского сообщества России – от национально-культурной до национально-территориальной автономии, каждый из которых нашел свое воплощение в Уральском регионе. Большевики чутко уловили настроение жителей национальных окраин бывшей Российской империи. В своих агитационных материалах они обещали учитывать религиозно-культурные особенности всех народов, и, самое главное, провозглашали право на их свободное самоопределение, что привлекло к ним симпатии значительной части мусульман. В Екатеринбурге солдаты-мусульмане единодушно поддержали большевиков и проголосовали за их список в Учредительное Собрание.11

Однако после революции отношение мусульман к проводимой политике большевиков значительно изменилось. Это было следствием мероприятий советской власти, направленных на лишение мусульманских общин присущих им функций и уничтожение общинных институтов, которые проводились в 1920-1930-е гг. в рамках политики атеизма.12

На Среднем Урале начался постепенный процесс уничтожения институтов мусульманских общин. Этому способствовало создание советской системы образования для мусульман в 1920-е гг. Несмотря на это ряду общин и мечетей удалось уцелеть и продолжить свою деятельность.13

4. Лютеранство

В начале XVIII в. религиозная ситуация стала еще более многообразной. Это было связано с прибытием на Урал шведских военнопленных, большинство из которых было распределено по уральским заводам. Это поспособствовало распространению лютеранства на Урале. К концу XIX столетия численность Лютеранского прихода в Екатеринбурге достигла 654 чел.

Судьба лютеранской церкви схожа с другими конфессиями. В период Гражданской войны и проводимой политики атеизма самая крупная на Среднем Урале лютеранская церковь в Екатеринбурге была разрушена, многие ее представители были вынуждены покинуть город. К середине XX века Екатеринбургская община и вовсе перестала существовать.14

5. Католицизм

Представители католицизма появились на Урале в самом начале колонизации в XVII века. Есть основания предполагать, что это были полиэтнические образования европейцев, осознававших свою принадлежность к западно-христианской традиции. Вплоть до первой трети XIX в. католицизм не имел собственных институтов.15 Численность католиков прихода Св. Анны по переписи 1897 года составляла 981 человек, треть из которых проживала в Екатеринбурге.16

Полноценная католическая община сформировалась в Екатеринбурге в 1860–1870-е годы из ссыльных поляков – участников восстания 1863–1864 годов. После начала первой мировой войны в Екатеринбург и его окрестности начали прибывать эвакуированные и военнопленные, среди которых было много католиков.17 Уже к 1884 году был построен и освящен каменный храм во имя Святой Анны. В 1886 году екатеринбургский приход получил самостоятельный статус, включив в свой состав помимо католиков города Екатеринбургского, Верхотурского, Камышловского, Шадринского и Ирбитского уездов.18 В начале XX века количество прихожан насчитывало более 1000 человек19, костел охватывал огромную территорию площадью около 200 тыс. кв. км.20

С 1922 по 1937 год последним пастырем католического прихода в Екатеринбурге был Франциск Будрис.

Франциск Будрис, 1882 года рождения, уроженец Польши, Ковенская губерния, Таврожский уезд. Окончил Римско-католическую духовную семинарию в Санкт-Петербурге.

В годы Гражданской войны состоял в армии адмирала Колчака.

С 1919 года являлся деканом Пермского костела, на которого было возложено обслуживание 5 костелов: Пермского, Екатеринбургского, Вятского, Тюменского и Тобольского. С 1922 года проживал в Екатеринбурге.

Был арестован в апреле 1925 года за отказ от выполнения повинностей (ст.61) и уклонение от поверочных мобилизаций (ст. 66). После девяти месяцев следствия Франциск Будрис выпущены за отсутствием состава преступления.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 21470.

Заключение

Новые политические реалии ХХ века вынуждали представителей различных конфессий искать адаптационные варианты, вырабатывать новые формы существования, которые соответствовали бы современным условиям. С приходом советской власти многие граждане начали отказываться от религии, и сознательный выбор человека в пользу того или иного вероисповедания в большинстве случаев означал необходимость идти «против течения».

Татьяна Семенова,
заведующий отдела обеспечения сохранности
и учета архивных документов ГКУСО «ГААОСО»

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 424

  1. Васильева И. Г. Взаимоотношения Советского государства и религиозных объединений в Башкирии, 1917-1920-е годы: автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02//disserCat-электронная библиотека диссертаций – URL: https://www.dissercat.com/content/vzaimootnosheniya-sovetskogo-gosudarstva-i-religioznykh-obedinenii-v-bashkirii-1917-1920-e-g (дата обращения: 22.07.2020 

  2. 2 Главацкая Е. М. Религиозный ландшафт Урала : феномен, проблемы реконструкции, методы исследования // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 2008. – № 4 (21). – С. 76–82. 

  3. Андреева Л. А., Элбакян Е. С. От Бога ли Закон Божий? // НГ Религии – URL: https://www.ng.ru/ng_religii/2012-03-07/7_zakon.html (дата обращения: 22.07.2020 

  4. Новикова Т. М. Деятельность Русской православной церкви в период Гражданской войны (на материалах Восточной Сибири) // Известия АлтГУ. 2009. № 4-4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/deyatelnost-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-v-period-grazhdanskoy-voyny-na-materialah-vostochnoy-sibiri (дата обращения: 10.07.2020). 

  5. История // Екатеринбургская епархия – URL: http://www.ekaterinburg-eparhia.ru/history/ (дата обращения: 20.07.2020 

  6. М. Г. Нечаев Церковь на Урале в период великих потрясений 1917-1922: Монография / Уральский гос. Ун-т; Пенм. Гос.пед. ун-т – Пермь, 2004 – С. 94 

  7. Цыпин В. А., Церковное право: Курс лекций // Седмица.RU Церковно-Научный центр «Православная энциклопедия» – URL: http://www.sedmitza.ru/lib/text/432440/ (дата обращения: 22.07.2020). 

  8. Журналы заседания Священного Синода от 17 июля 2002 года // Русская православная церковь. Официальный сайт Московского Патриархата URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4892548.html (дата обращения: 29.07.2020 

  9. Очерки истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий / Изд-во Урал. Гос. Ун-та –Екатеринбург, 2000 – С. 109. 

  10. Ислам на Урале: энциклоп. словарь/ сост. А. Н. Старостин. М., 2009 – С. 131. 

  11. Старостин А. Н. Мусульманское сообщество Среднего Урала в конце XIX – начале XXI вв.: автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02 // Электронный научный архив УрФУ – URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/3052/2/urgu0802s.pdf (дата обращения: 23.07.2020 

  12. Старостин А. Н. Мусульманское сообщество Среднего Урала в конце XIX – начале XXI вв.: автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02// Электронный научный архив УрФУ – URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/3052/2/urgu0802s.pdf (дата обращения: 23.07.2020 

  13. Ислам на Урале: энциклоп. словарь/ сост. А. Н. Старостин. М., 2009 – С. 131. 

  14. Главацкая Е. М. Религиозный ландшафт Урала: в условиях регламентации и свободного поиска // Материалы Международной научно-практической конференции «Человек и религия» (Минск, 14–16 марта 2013 г.) URL: https://elib.bsu.by/bitstream/123456789/85510/1/93-98.pdf (дата обращения: 29.07.2020 

  15. Главацкая Е. М., Заболотных Е. А. Источники формирования католической общины Екатеринбурга по материалам метрических книг // Религия и История : материалы V Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 20–22 апр. 2017 г. / БГУ, Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла URL: https://elib.bsu.by/bitstream/123456789/197596/1/109-116.pdf(дата обращения: 29.07.2020 

  16. Е. М. Главацкая Ю. В. Боровик А. В. Бобицкий. Католики Екатеринбурга в конце XIX — начале XX в. по материалам переписей и метрических книг //  Известия Уральского федерального университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. 2016. Т. 18, № 3 (154).URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/41837/1/iurg-2016-154-04.pdf (дата обращения: 29.07.2020). 

  17. Мосунова Т. П. Духовенство екатеринбургского католического прихода святой Анны в ХІХ — первой половине XX в. // Пятые Татищевские чтения: духовность и нравственность на Урале в прошлом и настоящем: тез. докл. и сообщ. Екатеринбург, 22–23 апр. 2004 г. Екатеринбург, 2004. URL: http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/39232/1/vtch_2004_48.pdf (дата обращения: 29.07.2020). 

  18. Главацкая Е. М., Бахарев Д. С., Бобицкий А. В. Этнорелигиозные меньшинства Екатеринбурга в конце XIX века // Вестн. Перм. ун-та. Сер. История. 2019. № 2 (45). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/etnoreligioznye-menshinstva-ekaterinburga-v-kontse-xix-veka (дата обращения: 29.07.2020). 

  19. История нашего прихода // Екатеринбургский римско-каталический приход святой Анны URL: http://www.ekatcatholic.ru/history.php (дата обращения: 29.07.2020). 

  20. Главацкая Е. М. Католики Екатеринбурга в конце XIX — начале XX в. по материалам переписей и метрических книг / Е. М. Главацкая, Ю. В. Боровик, А. В. Бобицкий // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2, Гуманитарные науки, 2016. Т. 18, №№ 3 (154). — С. 68-84 

▲ Наверх