Дело узника № 193258

Рассказ от участника проекта «Моя история» Толченициной Ангелины

Почаще бы все вспоминали
Погибших на фронте солдат…
Но только и не забывали
Про тот, Бухенвальдский набат.
В. Фирсов.

Я часто слышала от родственников, что нашу семью затронуло тяжёлое время Великой Отечественной войны. Два бабушкиных дяди пропали без вести, брат и сестра подростками работали по 12 часов на предприятии в поселке Новоуткинске – помогали фронту, а узником концлагерей Бухенвальд и Освенцим являлся мамин дядя, о судьбе которого мне и хочется рассказать.

Мы с мамой обратились в Государственный архив административных органов Свердловской области, где хранятся учётно-фильтрационные дела бывших военнопленных жителей нашей области, для того, чтобы прикоснуться к тому далёкому времени, по документам представить, как молодой человек смог вынести испытания, которые и иным взрослым не под силу. Голод, побои, нечеловеческие условия концлагерей.

Нашего родственника зовут Михайлов Сергей Михайлович. Родился он 28 августа 1921 года в городе Семипалатинске, куда были высланы раскулаченные родители. Вскоре, через несколько лет, семья возвратилась на родину – в посёлок Новоуткинск Первоуральского района (в то время – Билимбаевский район). В 1940 году 19-летний юноша был призван в армию рядовым в танковую часть под украинским городом Ровно.

Там его и застала Великая Отечественная война. С октября 1941 года по июнь 1942 года он участвует в сражениях на территории Украины в составе 132 особой танковой дивизии и 29-й мотострелковой бригады.

«В июне 1942 года под городом Ростовом я был ранен осколками в спину с повреждением позвоночного столба и продолжительное время находился без сознания» — отвечает в протоколе допроса учётно-фильтрационного дела Михайлов Сергей Михайлович [1, л.7]. Когда он опомнился, то советских войск уже не было, они отступили. Сергей заполз в окоп, кое-как перевязал рубашкой себе рану и ночевал в окопе. На другой день, недалеко от окопа, где он находился, услышал разговор на русском языке и, подняв голову, увидел женщину, мужчину и девушку. На просьбу подойти откликнулась женщина, которая согласилась оказать помощь. В городе кругом были немцы, поэтому, женщина пришла вечером с тем же мужчиной и под руки привели раненого к себе в дом, а затем поместили в подвал и периодически производили перевязки. Примерно через полторы недели везде по городу Ростову немцы вывесили приказ о суровом наказании за укрывательство военнопленных и хозяйка вынуждена была сообщить о Сергее Михайловиче. Вскоре за ним на повозке приехали 2 немецких солдата и отвезли на сборный пункт города Таганрога, а оттуда на эшелоне отправили в город Кёльн, где заставили работать на литейном заводе.

«Примерно в августе или сентябре месяце 1942 года с производства работы я с военнопленным Ипатовым Василием совершил побег. Сели на товарный поезд и проехали на восток примерно километров сто» -рассказывает С. Михайлов [1, л.8]. Но, на другой день, на одной из станций, они были замечены охранником железнодорожной полиции. Их допросили, а затем отправили в пересыльный пункт города Аахена. Оттуда, С. Михайлова направляют в команду города Штольберг, где он работает на копке ям и установке столбов. «Проработав там около месяца, я, с военнопленным по имени Николай, фамилии которого не знаю, уроженцем города Одессы, договорился о совместном побеге.» — вспоминает Сергей Михайлович [1, л.8]. По газовым канавам, где проходили газовые трубы, во время отсутствия немецкого солдата, они совершили побег и около двух месяцев жили в лесу на стыке Бельгийской и Голландской границ. Участок этот усиленно охранялся пограничной охраной и дальше следовать было нельзя. «Однажды утром мы спали у костра. В это время, невдалеке проходил немецкий офицер с женщиной и, заметив нас, сообщил об этом. Когда мы проснулись, было уже светло и мы решили уйти дальше в лес, но вскоре мы были окружены немецкими солдатами и пойманы, а затем были направлены в Аахенский пересыльный лагерь, а оттуда – в Аахенскую тюрьму. В тюрьме меня неоднократно выводили на допросы в Гестапо, где допрашивали о побегах» [1, л.8]. В Аахенской тюрьме С. Михайлов просидел более двух месяцев, затем был направлен в концентрационный лагерь Аушвиц (Освенцим). «В концлагере мне выше кисти левой руки тушью накололи номер – 193258 и одели в концентрационную лагерную полосатую одежду» [1, л.8]. Около одного года С. Михайлов находился в данном концлагере, а затем был отправлен в другой концлагерь – в городе Бухенвальд, из которого переведён в Ляйпцигский концлагерь, где находился с конца 1944 года по 1945 год. Из данного лагеря был освобождён частями Красной Армии 9 мая 1945 года [1, л.9].

О периоде нахождения в лагере Бухенвальд в учётно-фильтрационном деле имеются скудные сведения. Но ещё при жизни Сергей Михайлович делился своими воспоминаниями с дочерью: «В Бухенвальде он заболел тифом и его отправили в крематорий – рассказывает Михайлова Татьяна Сергеевна. Там работал русский военнопленный Игнат. Он увидел, что Сергей Михайлович ещё может выжить, т.к. раньше он был крепкого телосложения, и решил его спасти. Одежду от трупов зарывали для дезинфекции в землю на территории другого лагеря. Игнат дал ему лопату и закрыл на телеге одеждой, сказал, чтобы он собрал силы и вставал зарывать вместе со всеми. Так он попал на территорию другого лагеря (Ляйпцигского), там подпольщики присвоили ему номер умершего. В мае 1945 года они работали на каменоломне. Сергей Михайлович решил сбежать, т.к. советская армия уже наступала, были бомбёжки. Он спрятался в ящик для отходов, утащив из будки охранника автомат. Лагерь освободили американцы, но он им не поверил. Когда пришли русские, открыли ящик, он лежал с автоматом и не мог встать. Весил он 48 кг. Так он был освобожден».

После освобождения из плена Сергей Михайлович не сразу вернулся домой, а так же, как и все военнопленные проходил государственную проверку, после которой был направлен в Советскую Армию и служил шофёром в 17 автобатальоне.

А дома его потеряли, но надежда на встречу оставалась. Как рассказывала моя бабушка – сестра Сергея Михайловича: «Однажды в окошко постучала птичка, видимо, с доброй вестью» и народная примета сбылась – бывший девятнадцатилетний мальчишка через 6 лет вернулся домой живой. Произошло это в июне 1946 года. Устроился водителем на Новоуткинский завод «Искра», женился, родились дети.

Сорок с лишним лет после возвращения Михайлов Сергей Михайлович будет жить с отметкой бывшего военнопленного, будет находиться под наблюдением органов государственной власти: «1950г. Начальнику Билимбаевского РОМВД. Сообщаем, что Михайлов С. М. подлежит агентурной разработке, т.к. он неоднократно вызывался и допрашивался Гестапо, поэтому дело необходимо передать в органы МГБ» [1]. И только в1989 году подозрение было снято, его прировняли к участникам Великой Отечественной войны, чему все были очень рады, но жить оставалось недолго. В 1993 году Сергея Михайловича не стало.

Может поэтому не любил рассказывать об этих событиях узник — военнопленный, не хотел доказывать свою невиновность, хотя воспоминания эти имеют большую историческую ценность, служат предостережением возникновения фашизма.

Я мысленно проследила судьбу моего родственника Михайлова Сергея Михайловича, не по своей воле оказавшегося в самых страшных концлагерях – Освенциме и Бухенвальде, и вернувшегося домой. Он не сдался, при каждой возможности пытался бежать. Для этого требовалась сила духа, немалое мужество и отвага. Я думаю, что сам факт выживания в условиях концлагеря уже был подвигом. Я с уверенностью могу сказать, что мой родственник – герой, и для сегодняшней молодёжи он является примером. Ребятам нашей школы на классных часах я рассказывала о нелёгкой судьбе Михайлова Сергея Михайловича и других военнопленных Великой Отечественной войны.

Весной 2014 года мы с мамой приняли участие в акции «Уральский полк», проводимой газетой «Аргументы и факты» («АиФ – Урал»), где представили информацию о Сергее Михайловиче. Это то малое, но очень важное, что мы можем сделать, чтобы память о том трагическом времени навечно осталась в сердцах ныне живущих и будущих поколений.

Люди с такой судьбой не получали заслуг при жизни, а совершали они воистину героические поступки, хотя героями себя не считали и не обижались на государство, которое так оценивало их пленение. Своей выносливостью, верой в победу они приближали этот день, не позволяли сломить дух советского народа, поэтому судьбы их героические. Они учат нас целеустремлённости, настойчивости, трудолюбию. Это поколение восхищает своей стойкостью духа, а представленные страницы истории призывают нас делать всё возможное, чтобы люди никогда больше не испытывали всех ужасов фашизма.

Список литературы

  1. Учётно — фильтрационное дело репатрианта Михайлова Сергея Михайловича // ГААОСО. Ф. Р-1, оп.1, д. 11629, л.1-9.

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 52
▲ Наверх