Не наказать, но перевоспитать

Не наказать, но перевоспитать

12 марта в России отмечается День работника Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации. По случаю профессионального праздника Государственный архив административных органов Свердловской области публикует подборку документов.

Федеральная служба исполнения наказаний отвечает за содержание подследственных и осужденных в местах лишения свободы. В советское время подразделения системы исполнения наказаний подчинялись различным ведомствам: Министерству юстиции, НКВД и МВД. Именно в рамках ранней советской пенитенциарной системы были впервые апробированы новые методы работы с заключенными, направленные не столько на подавление, сколько на перевоспитание. И в этом вопросе СССР оказался в авангарде развитых стран.

Уголовный кодекс, созданный сразу после окончания Гражданской войны, был непримирим по отношению к политическим преступникам. Минимальное наказание для них составляло пять лет. Обязательной была конфискация всего имущества.1 К другим категориям преступников Уголовный кодекс относился значительно более лояльно. Первое в мире государство трудящихся транслировало в мир идею социальной защиты.

Виновный должен был быть изолирован от общества не с целью наказания, а с целью перевоспитания.2

Под воздействием революционных гуманистических идей Кодекс 1922 года был раскритикован. В частности за использование «старорежимных» юридических терминов: «наказание», «вина» и т.д.3 В 1926 году Кодекс переработали. Из него исчезло слово «преступление», как и некоторые другие понятия, доставшиеся советским правоведам от царских времен.4

На основе отредактированного Уголовного кодекса был создан Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Помимо правил содержания граждан, лишенных свободы, в нем указывалось каким именно образом должно было происходить их перевоспитание. Декларировались следующие цели работы пенитенциарных учреждений: 1. Приспособление заключенных к условиям общественной жизни в стране Советов; 2. Предотвращение возвращения бывших заключенных на преступный путь.

В Государственном архиве административных органов Свердловской области хранится дело с отчетами за 1927-1929 годы исправительных домов, находившихся в ведении Нижнетагильской окружной прокуратуры. На основании документов из этого дела можно хорошо представить каким образом шла работа по перевоспитанию осужденных на территории нашей области.

Основными методами перековки уголовного элемента были: общее и профессиональное образование, а также повышение культурного уровня.

В части общего образования для заключенных была организована школа, где давалась программа младших классов.5 При Нижнетагильском исправительном доме также можно было получить профессию столяра в специально организованной мастерской.6

Много больше делалось в плане культурного развития. Администрацией были проведены занятия по повышению юридической грамотности осужденных, где они писали разного рода заявления и кассационные жалобы. В рамках политического просвещения в распоряжение учебно-воспитательной части исправительного дома была передана передвижная библиотека из 100 книг. Заключенным демонстрировались киноленты обучающего и художественного характера. Кроме этого велась работа разных кружков — ставились спектакли и выступал хор. По всей видимости концерты давались на праздники и в памятные даты: 9 января (в годовщину Кровавого воскресенья), 21 января (день смерти В.И. Ленина), 8 марта (Международный день работниц), Комсомольская пасха (в рамках антирелигиозной пропаганды) и 7 ноября (главный советский праздник — День Великой Октябрьской социалистической революции). Силами сотрудников и заключенных были выпущены стенгазеты: на годовщину смерти В.И. Ленина, к празднику 1 Мая и в честь десятилетия Октябрьской революции. Кроме этого, руководство учебно-воспитательной части организовало для своих подопечных радио, которое впрочем быстро вышло из строя.7

Представленные документы говорят и о трудностях с которыми столкнулась администрация в процессе перевоспитания оступившихся граждан. Во-первых, не раз отмечается, что в штате учебно-воспитательной части на лицо лишь один сотрудник — заведующий тов. Македонский. Временами у него появлялись секретарь и другие помощники из числа осужденных, но из-за частых перемещений и низкого уровня образования создать постоянно работающую команду у заведующего не получалось. Во-вторых, сами заключенные не спешили перевоспитываться. Так, в столярной мастерской обучалось всего 11 человек, что составляло меньше одного процента от общего количества отбывавших наказание в Нижнетагилском исправительном доме. В-третьих, ни образовательные, ни политические организации Нижнего Тагила не спешили присылать учителей и лекторов к осужденным. И в-четвертых, на материально-техническое обеспечение учебно-просветительской деятельности банально не хватало денег. Например, судя по бухгалтерским документам, затраты на радиоустановку составили всего 10 рублей.8

Заведующий учебно-воспитательной частью тов. Македонский в отчете о проделанной работе честно признавал неудовлетворительное положение дел. Тем не менее, он не унывал и был полон решимости добиться от Окружного отдела народного образования и политпросвет работы выделения преподавателей, от юридического бюро — консультантов, а от заключенных — «камерных культурников», которые должны были нести свет знаний непосредственно в массы.

Очевидно, что в 20-е годы прошлого века работа по превращению преступников в добропорядочных граждан была крайне сложна. Да и в 20-е годы нашего века этого добиться очень тяжело. Тем не менее, работа ведется и дает свои положительные результаты. Гуманизация пенитенциарной системы — не простой путь, но это не значит, что по этому пути не надо идти.

В День работника Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации мы желаем всем служащим здоровья и успехов в борьбе за законность. Верим, что ваше ответственное отношение к делу сможет изменить наше общество в лучшую сторону.

Иван Клюс,
главный археограф отдела НСА,
использования и публикации архивных документов ГААОСО

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 49

  1. Крашенинников П.В. Всадники Апокалипсиса: государство и право Советской России 1917-1922 гг. Москва: Издательство «Эксмо», 2024. С. 267-268. 

  2. Реент Ю.А., Жигалев А.В. Становление исправительно-трудовой системы советской России в 20-е годы ХХ века // Человек: преступление и наказание. 2009. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/stanovlenie-ispravitelno-trudovoy-sistemy-sovetskoy-rossii-v-20-e-gody-hh-veka. 

  3. Крашенинников П.В. Всадники Апокалипсиса: государство и право Советской России 1917-1922 гг. Москва: Издательство «Эксмо», 2024. С. 270. 

  4. Реент Ю.А., Жигалев А.В. Становление исправительно-трудовой системы советской России в 20-е годы ХХ века // Человек: преступление и наказание. 2009. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/stanovlenie-ispravitelno-trudovoy-sistemy-sovetskoy-rossii-v-20-e-gody-hh-veka. 

  5. ГААОСО. Ф. Р-159. Оп. 1. Д. 50. Л. 21 об. 

  6. Там же. Л. 215. 

  7. Там же. Л. 21-22об. 

  8. Там же. Л. 24. 

▲ Наверх