Участие в видеоконференции «Генеалогия и архивы»

И.Н. Демаков

Федор Золотухин — студент Коммунистического института журналистики

Опубликовано: Генеалогия и архивы : материалы четвертой Всерос. науч.-практ. конф. / сост., науч. ред. Н. А. Антипин. — Челябинск,2022. С. 260-263.

В Государственном архиве административных органов Свердловской области (ГКУСО «ГААОСО») в фонде Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области») находится на хранении архивно-следственное дело в отношении Федора Ермиловича Золотухина, бывшего студента 2 курса Государственного института журналистики в Свердловске.

Свердловский коммунистический институт журналистики (КИЖ) был открыт 2 апреля 1936 года. В 1939-1940 учебном году институт преобразовывается в Государственный институт журналистики им. В. В. Маяковского (ГИЖ). 28 августа 1941 года в соответствии с директивой Наркомпроса РСФСР № 636 ГИЖ входит в состав Свердловского государственного университета на правах факультета1. В настоящее время – департамент «Факультет журналистики» УрФУ имени первого Президента России Б.Н. Ельцина.

Студент 2 курса Свердловского Коммунистического Института Журналистики Федор Золотухин родился в 1921 году в городе Кыштым Челябинской области2. Отец — Ермил (Ермей) Федорович Золотухин работал прорабом, мать — Матрена Осиповна была домохозяйкой, сестра — Евдокия училась на курсах Облоно, брат — Григорий студент 2 курса Уральского индустриального института в Свердловске.

Тюремная фотография Ф. Е. Золотухина
Тюремная фотография Ф. Е. Золотухина, 1940 г. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48011 (76119). Л. 8.

31 октября 1940 года Федор Золотухин бросил учебу и ушел со второго курса института журналистики. А уже спустя несколько дней, в начале ноября Ф. Золотухин был арестован. В Постановлении на арест от 2 ноября 1940 года указано, что «Золотухин, будучи студентом Государственного ин-та Журналистики сочинял стихи контрреволюционного содержания и распространял их среди студентов института, возводя клевету на существующий строй, руководство ВКП (б) и Советского правительства. В письме к своему товарищу Золотухин писал: «Ах, тошно мне в родной стороне, все в неволе, в тяжкой доле. Долго-ль нами будут править палачи лихие?». Во втором письме, адресованном товарищу Золотухин пишет: «Понимаешь, прикрутили гайку до отказа. Что хотят из кукол, то и стряпают. Эх, народ! Мать Вашу за ногу!». В произведении «Обреченные» написанном Золотухиным и направленной в редакцию Челябгиза3 для издания, воспевается кулачество, искажена Советская действительность. Кроме того, Золотухин писал произведения, в которых восхвалял жизнь при старом строе, подчеркивая в них, что раньше рабы жили лучше, чем теперь живут Советские люди»4.

При аресте у Федора Золотухина, проживавшего в Свердловске в общежитии в комнате № 9 в доме № 3 по улице 8 Марта были изъяты билет значкиста «Готов к ПВХО 1-ой ступени», студенческий билет Свердловского Коммунистического Института Журналистики, рукопись повести «Обреченные» Ф. Золотухина в 2 тетрадях, переписка с издательством Челябгиз, рецензия на повесть «Обреченные», дневник в 2 тетрадях, свидетельство об освобождении от воинской обязанности по болезни, две записных книжки, одна фотокарточка, разная переписка на 71 листе и двенадцать тетрадей с записями в них5.

Студенческий билет студента Свердловского коммунистического института журналистики Ф. Е. Золотухина
Студенческий билет студента Свердловского коммунистического института журналистики Ф. Е. Золотухина. 1939 г. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48011 (76119). Л. 58.

Федор Золотухин проживал в Свердловске с октября 1939 года, являлся внештатным инструктором горкома ВЛКСМ по работе пропаганды и агитации6. Сочинением стихотворений занимался с лета 1938 года.

В протоколе допроса от 1 ноября 1940 года Федор указывает названия литературных произведений сочиненным им. Это стихотворения — «Деревня», «К.М…» — обращение к Татьяне Мокринской, эпиграмма на Кривошеева, «К деве с красными ногтями», «После мандатной комиссии», «Недовольство», «Ответ Акимову в стихах», «Дума», стихотворение без названия о веселье девушек в дореволюционное время, «Осень», «Весна», «К Важенину», «В вагоне», «Песнь девушки впервые испытавшей любовь». На вопрос следователя о том, какие произведения являются антисоветскими, Федор Золотухин ответил, что «полностью антисоветских произведений у меня не было, а были произведения, в которых я отражал собственный пессимизм…».

Все написанные и указанные выше стихотворения Золотухин уничтожил, одну часть за полгода до ареста, другую часть в последнюю декаду октября 1940 года. Следователя заинтересовал литературный кружок, существовавший в Государственном институте журналистики. Федор Золотухин заявил, что во второй половине сентября 1940 года студентами 2 курса института был организован литературный кружок под названием «Белюрс» в составе Василия Колодина, Александра Зотова, Николая Косолапова, Николая Язова, Алексея Михайлова, Апанаса Плотникова и самого Золотухина. Целями создания кружка являлось изучение советской литературы. Руководителем кружка являлся Василий Колодин. Члены кружка обсуждали на своих сборищах собираемых каждые три дня в здании института творчество советских писателей и поэтов таких как Маяковского, Лебедева-Кумача, Асеева, Кирсанова и др., также заслушивались стихотворения членов кружка Зотова и Михайлова. Создание литературного кружка не было согласовано с руководством института. Деятельность кружка сам Федор Золотухин расценивал как проявление групповщины7.

Среди знакомых Золотухина были и другие студенты ГИЖа — Павел Федорович Кузнецов, Анатолий Румянцев, Иван Чудинов, Александр Мозгов, Михаил Юнкин, Лев Магид, Ефим Лазерсон, Николай Шорин, Серафима Норина, Анна Чурманова, Серафима Гладышева, а также Георгий Федорович Федоров. В дело приобщены не одна, как написано в протоколе обыска, фотография, а две фотокарточки с лицами, очевидно, однокурсников Ф. Золотухина, снятые в комнате общежития.

В архивно-следственном деле имеются две тетради с произведением Золотухина «Обреченные». Первая тетрадь8 — на бланке дневника ученика средней школы содержащая первую часть повести «Обреченные», была создана в период с 30 сентября 1938 года по 3 марта 1939 года. Эпиграфом произведения послужили следующие строки — «… Порвалась цепь великая, Порвалась, — раскачалася9. Одним концом по барину, Другим по мужику!… Н.А. Некрасов. Вторая часть повести записана в общей тетради10 в период с 6 марта по 12 апреля 1939 года в г. Карабаш.

В своей повести Ф. Золотухин рассказывает о судьбе раскулаченной семьи Аверьяна Семенова. Как указывает Золотухин в протоколе допроса от 15 ноября 1940 года «в этом произведении я хотел показать кулачество. Их переживания в связи с ликвидацией кулака как класса. Судя по заголовку, у меня был план показать кулака, бежавшего с места ссылки и после его недолгих скитаний, этого кулака органы милиции разыскали и вернули обратно на место ссылки»11.

В рецензии на повесть Золотухина редактор издательства «Челябгиз» Абрам Исаакович Каганис12 резко критикует присланную ему произведение, приводя следующие доводы:

«Автор применяет старые писательские приемы…Ничего в двух тетрадях не сказал автор о замечательных героях-большевиках, осуществлявших политику Коммунистической партии и Советской власти в период перехода от ограничения кулацких элементов к политике ликвидации кулачества как класса…Не показал автор перерождающегося села…Автор прошел мимо истории нашей партии, он не заметил классовой борьбы миллионных масс крестьян, боровшихся за колхозную жизнь. Таким образом, говорить о полезности работы автора не приходится….В рукописи часто встречаются слова «жид, жиденок, жидок, жидовская харя и др…Не знает автор детских характеров и не умеет о них писать..». Язык и грамотность автора произведения оставляют желать лучшего. В конце рецензии А.И. Каганис констатировал — «печатать «повесть» нельзя»13.

За свою литературную деятельность, признанной антисоветской, Федор Золотухин был осужден 1 декабря 1940 года Судебной Коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда по ст. 58-10 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы. В деле нет документов, свидетельствующих о месте исполнения наказания, как и документов (прошений, писем) самого осужденного или его родственников. Таким образом, можно констатировать, что дальнейшая судьба Федора Золотухина остается неизвестной до настоящего времени.

Ф.Е. Золотухин реабилитирован 11 января 1993 года Постановлением Прокуратуры Свердловской области.

Документы архивно-следственных дел (анкеты, протоколы допросов, справки, характеристики и другие личные и официальные источники) содержат уникальную генеалогическую информацию не только в отношении осужденных по 58 статье УК РСФСР 1926 года, но и в отношении родственников репрессированных, сокурсников, коллег по работе, друзей, соседей по дому и др. категорий граждан, что позволяет проводить интересные исторические исследования.

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 138

  1. Шандра, В.А. Откуда есть пошёл наш факультет журналистики / В.А. Шандра // Известия Урал. гос. ун-та. 2004. № 29. С. 159-167. 

  2. Так в документе. На самом деле — Челябинская губерния. 

  3. Челябгиз- Челябинское областное государственное издательство. Основано в 1936 году. 

  4. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48011 (76119). Л. 4-5. 

  5. Там же. Л. 9. 

  6. Там же. Л. 101. 

  7. Там же. Л. 11-13. 

  8. Там же. Л. 105-154. 

  9. Так в документе. В пятой главе поэмы Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» эти строчки звучат так — «Крестьяне добродушные Чуть тоже не заплакали, Подумав про себя: «Порвалась цепь великая, Порвалась – расскочилася Одним концом по барину, Другим по мужику!..». 

  10. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48011 (76119). Л. 155-202. 

  11. Там же. Л. 17. 

  12. Каганис Абрам Исаакович (1901-1962) парт. и сов. деятель, журналист, преподаватель. В 1939-1941 годы гл. редактор изд-ва «Челябгиз». URL: http://chel-portal.ru/kaganis-abram-isaakovich (Дата обращения: 12.03.2022). 

  13. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48011 (76119). Л. 75-80. 

▲ Наверх