Документы ВКП (б) в архивно-следственных делах ГКУСО «ГААОСО

Опубликовано: Демаков И.Н. «Документы ВКП (б) в архивно-следственных делах ГКУСО «ГААОСО» // Партийные архивы. Прошлое и настоящее, перспективы развития : Материалы VI межрегиональной (с международным участием) научно-практической конференции. Оренбург, 19–20 мая 2021 года. – Екатеринбург: ООО Универсальная Типография Альфа-Принт, 2021. С. 234-243.

[Просмотр DOC-файла]

В докладе анализируются документы членов ВКП (б) из архивно-следственных дел находящиеся на постоянном хранении в Государственном архиве административных органов Свердловской области. Это членские билеты, личные дела коммунистов, докладные записки, резолюции, протоколы партийных собраний и др. Данные документы могут помочь исследователям в изучении истории индустриализации Среднего Урала, партийной деятельности и состояния развития общественной жизни.


В представленной вниманию читателей статье проведен анализ документов членов ВКП (б) из архивно-следственных дел находящихся на постоянном хранении в Государственном архиве административных органов Свердловской области (далее в тексте – ГААОСО, архив).

В Государственном архиве административных органов Свердловской области (ГААОСО) образованном в 1992 году по постановлению Главы Администрации Свердловской области «Об образовании Государственного архива административных органов Свердловской области» от 29 июня 1992г. № 118 в соответствии с Указом Президента РСФСР Б.Н. Ельцина «Об архивах Комитета государственной безопасности СССР» от 24 августа 1991 г. № 82, находится на государственном хранении комплекс архивно-следственных дел ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ на граждан, репрессированных по политическим мотивам в 1918 — 1960-е годы ХХ века (впоследствии реабилитированных) документов, составивших фонд Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области» в количестве 79085 ед. хр., за 1918 — 2011 гг.

С 1992 по 1996 гг. ГААОСО размещался в Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), в настоящее время архив располагается в помещении бывшей столовой в здании, где на протяжении многих лет вели свою деятельность Свердловский Областной комитет ВКП (б) и Областной комитет КПСС на пр. Ленина, 34.

На основе документов фонда Р-1 в 1995 году была создана База данных «Книга Памяти жертв политических репрессий Свердловской области (Картотека реабилитированных)» (база данных архивно-следственных дел фонда № Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области») (далее — База данных), которая насчитывает в настоящее время 58879 записей.

Один из критериев Базы данных — это партийная принадлежность (партийность). Беспартийные — 55477 записей, член ВКП (б) — 936, ВКП (б) — 1511, РКП — 49, РКП (б) — 43, член КПСС — 7 записей и т.д. Таким образом, в общей сложности членами коммунистической партии являлись более 2500 арестованных жителей Среднего Урала без учета кандидатов в члены ВКП (б). Конечно, надо учитывать тот факт, что некоторые репрессированные на момент ареста уже были исключены из партии. Точное число исключенных из ВКП (б) арестованных выяснить не представляется возможным.

В резолюции 2-й Свердловской областной конференции ВКП (б) в июне 1937 года приведены цифры исключенных из партии с 1934 года — около 18 тыс. человек. А всего в областной организации было тогда 48 тыс. человек. В период между 2-й и 3-й Свердловской областной конференции ВКП (б) 1937 и 1938 гг. из партии были исключены 5478 человек [1. С. 4-5].

Согласно сведениям партийной статистики на период проведения XVII съезда ВКП (б) в 1934 году в СССР в партии насчитывалось 1 872 488 членов партии, 935 298. Всего коммунистов 2 807 786 человек. На момент проведения XVIII съезда ВКП (б) в марте 1939 года коммунистов насчитывалось 2 477 666 человек: из них 1 588 852 членов партии и 888 814 кандидатов [2. С. 88]. У мастера по упаковке отдела сбыта механического цеха № 1 УЗТМ Гаральда Мартена, эстонца по национальности, обвиненного в причастности к разведорганам одного иностранного государства, при аресте было изъято личное дело члена Российской коммунистической партии (большевиков) заведенное в январе 1925 года Псковским губернским комитетом Р.К.П. (б). В деле имеется заявление рабочего завода «Металлист» Г. Мартена от 11 февраля 1924 года о вступлении в партию «В виду того что рабочий класс потерял своего дорогого Вождя Владимира Ильича Ленина. Я выражаю свое желание вступить в члены партии Р.К.П. (Ленина) для дальнейшей борьбы и проведения в жизнь его заветы». Последним документом дела является личный листок по учету кадров заполненный 23 января 1933 года [3. Л. 11-13 об.].

Редактор Надеждинской1 газеты «Северный рабочий» Александр Галактионович Копытцев был расстрелян в январе 1938 года по обвинению в участии в контрреволюционной организации правых Надеждинского металлургического завода и проведении активной подрывной деятельности по линии печати. При аресте у Копытцева помимо переписки, докладов, резолюций, письма секретарю обкома ВКП (б) Столяру была изъяты копия письма финхоз сектора Свердловского обкома ВКП (б) от 14 июня 1937 г. об исправлении опечатки в тексте Инструкции о членских взносах членов и кандидатов партии. Коммунисты вместо 1 рубля уплачивают 50 копеек партийных взносов и дополнительно членские взносы из расчета среднего ежемесячного заработка. Интересны также типографские экземпляры проекта и окончательного варианта резолюции 2-й Свердловской областной конференции ВКП (б) по отчету Обкома ВКП (б) от 19 июня 1937 года с пометками арестованного. Проект резолюции выдавался только делегатам конференции и подлежал возврату. В резолюции утверждались обвинения Кабакова, Пшеницина и др. в проведении вредительской и шпионской диверсионной работы на всех участках хозяйственного и культурного строительства области. Экземпляр революции с запретом к опубликованию и со штампом «Секретно» имел номер 582 [4. Л. 2].

Членские билеты членов и кандидатов в члены ВКП (б) крайне редко встречаются в архивно-следственных делах. Возможно, партийные билеты передавались на хранение в комитеты партии. Так, партийный билет за № 0000114 изъятый при аресте К.И. Бухарина был направлен в январе 1938 года заведующему ОРПО Обкома ВКП (б) [5. Л. 12].

Помимо биографической информации о коммунисте, о времени вступления в партию и наименования организации, выдавшей билет в партийном билете указана информация об уплате членских взносов.

Членские взносы для членов партии и кандидатов в соответствии с Уставом ВКП (б) от 1926 года устанавливались в размере не менее 0,5 % от заработной платы для первой категории, 1 % — 2 категория, 2% — 3 категория и 3% — 4 категория.

В партийном билете члена ВКП (б) с 1929 года Николая Георгиевича Худорожкова (в документе указано — Худорошкова) указана зарплата за 1930-1931 годы и суммы взносов. В январе 1930 года Н.Г. Худорожков получал 72 рубля и уплачивал 1%, в августе 1930 г. — зарплата 150 рублей и взнос 6 рублей, т. е. 4%; в декабре 1931 г. зарплата составила уже 235 рублей, взнос 8,85 рублей. Почему сумма взноса больше чем 3%, неизвестно [6. Л. 204].

На заявлении в партячейку станции Камышлов о приеме в кандидаты в члены ВКП (б) от Н.Г. Худорожкова стоит резолюция секретаря ячейки «Предложить найти пять поручителей с пятилетним стажем». Николай Худорожков состоял ранее членом партии с 1917 по 1921 г., был исключен за «нетрезвость» [6. Л. 174]. Николай Худорожков на заседании Камышловского райкома ВКП (б) от 9 июля 1925 года был принят по третьей категории в кандидаты ВКП (б). [6. Л. 173]. В 1934 году Н.Г. Худорожков был арестован в Асбесте за то, что на торжественном собрании в поликлинике членов союза медикосантруд, посвященному 8 марта выступил со следующими словами: «Товарищи, очнитесь! Опомнитесь! Вам затуманивают глаза, вас премируют тряпками, а вы хозяева своего производства и все сидите голодными…» [7. Л. 30].

В архивно-следственном деле техника — сметчика Трубстроя г. Первоуральска Иосифа Ефимовича Симановича, арестованного в 1935 году за то, что «кругу своих знакомых занимался пропагандой антисоветских взглядов в целях дискредитации РККА…» имеются документы о прохождении партийной чистки в период его проживания в Ленинграде. Среди них копия выписки из протокола заседания Президиума Вульского2 райисполкома Витебской области Белорусской ССР от 8 апреля 1930 года о подтверждении лишения избирательных прав И.Е. Симановича как члена кулацкого хозяйства [8. Л. 8а].

В Выписке из протокола № 134 Смольнинской райкомиссии г. Ленинграда по чистке рядов ВКП (б) от 19 декабря 1933 года в отношении Иосифа Ефимовича Симановича (В документе — Симоновича) указаны причины исключения из партии. 26 ноября 1933 года ячейка Гипромеза за политическую неграмотность перевела Симановича из членов ВКП (б) в кандидаты. Смольнинская райкомиссия постановила изменить решение ячейки Гипромеза и за скрытие социального происхождения И.Е. Симановича исключить из членов партии [8. Л. 10].

15 февраля 1934 года Областная Комиссия по чистке Ленинградской парторганизации подтвердила решение Смольнинской райкомиссии г. Ленинграда об исключении из членов партии И.Е. Симановича [8. Л. 11]. Попытка Иосифа Симановича опротестовать исключение из партии в Центральной комиссии ВКП (б) по чистке не удалась. Решение нижестоящих комиссий по чистке партии были подтверждены и И.Е. Симанович был окончательно исключен из рядов ВКП (б) за сокрытие социального положения [8. Л. 12].

Иван Осипович Токарев, был обвинен в том, что «в 1927 году был активным троцкистом и в последующей работе не доказал преданность генеральной линии партии» [9. Л. 126]. Иван Токарев, исключенный в результате чистки решением заседания комиссии Управления благоустройства Свердловска 9 августа 1933 года, пытался оспорить свое исключение в вышестоящих инстанциях. Об этом свидетельствуют апелляционные заявления в районную комиссию по чистке ВКП (б) 2-го Свердловского района «…после 18-летней борьбы лишиться звания Члена Великой Коммунистической партии большевиков — это страшнее смерти…» [9. Л. 125]. Решение ячейки от 9 августа 1933 года было подтверждено на заседании комиссии по чистке 2-го района от 27 августа 1933 года, Уральской областной контрольной комиссией ВКП (б) от 27 июня 1933 года и Центральной комиссией по чистке партии ВКП (б) от 10 сентября 1934 года. И.О. Токарев был исключен из партии «за не изжитие своих троцкистских взглядов, не боровшегося с классовыми врагами (доверял им ответственные участки работы), допустившего развал работ треста «Стройматериалы» и, как член Президиума Свердловского Горсовета, не сигнализировавший об извращениях и бесхозяйственности в Горсовете» [9. Л. 140].

Руководители и члены представительства Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) (КПК) по Свердловской области также подверглись политическим репрессиям в середине 1930-х годов. Комиссия партийного контроля при ЦК ВКП (б) (КПК) была создана XVII съездом партии в 1934 году, который решил преобразовать Центральную контрольную комиссию ВКП (б) в избираемую съездом партии КПК с аппаратом в центре и постоянными представителями в республиках, краях, областях, назначаемыми и отзываемыми КПК. Комиссия партийного контроля (КПК) контролировала исполнение решений партии и ЦК ВКП (б), привлекала к ответственности виновных в нарушении партийной дисциплины, привлекала к ответственности виновных в нарушении партийной этики».

Уполномоченный Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Свердловской области Константин Иванович Бухарин был арестован 10 января 1938 года сотрудниками ГУГБ НКВД в квартире в доме № 18 по Леонтьевскому переулку в Москве. При аресте и обыске были изъяты партийные и профсоюзные документы, пропуск в Кремль, папка личного дела, докладная записка Кагановичу, различная переписка, один пакет со служебной перепиской, книги Троцкого, Зиновьева, Н. Бухарина, Рыкова и др. в количестве 16 шт. и иные документы. 12 января 1938 года была заполнена анкета арестованного. Спустя два дня, 14 января 1938 года К.И. Бухарин вместе с сопровождающими документами был направлен из Московской Бутырской тюрьмы ГУГБ НКВД в распоряжение УНКВД Свердловской области. 22 января 1938 года был произведен обыск в квартире Бухарина на улице 8 Марта дом 2. При обыске были изъяты револьвер системы Коровина, патроны к нему, восемь негативов, несколько блокнотов и другие документы относящиеся к деятельности Комиссии партийного контроля в Свердловской области [5. Л. 10].

26 января 1938 года временным начальником УНКВД Свердловской области майором Дашевским было утверждено Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения К.И. Бухарину. Сотрудники 4 отдела УГБ УНКВД Свердловской области достаточно изобличили К.И. Бухарина в том, что он «…является участником контр-революционной организации правых и руководителем к-р. группы в аппарате Упол. КПК при ЦК ВКП (б) по Свердловской области и проводил к.р. подрывную работу» (ст. 58-7, 58-8, 58-11, 58-13 Уголовного Кодекса РСФСР) [5. Л. 3].

В дело К.И. Бухарина подшиты несколько докладных ответственных контролеров Я.А. Граудина3, Ф.И. Потаскуева4, Н. К. Доможировой, В.С. Федотова Уполномоченному комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) по Свердловской области о проверке заявлений о нарушениях в работе промышленных предприятий Свердловской области. Среди них докладные записки о проверке заявления т. Ситникова о противозаконных действиях директора Суксунского механического завода Сыропятова; о состоянии мобплана на Кабаковском металлургическом заводе и на заводе № 76; о состоянии Кизеловской электростанции; о работе Чусовского завода в 1936 г.; о причинах пожара в заготовочном цехе Чусовского завода; о вредительском монтаже Электропромом силовой, сигнальной проводки и высоковольтных подземных кабелей на Новотрубном заводе; о работе Пышминского медеэлектролитного завода Свердловской области; о проверке выполнения постановления ЦК ВКП (б) о работе медной промышленности на Ново-Левинском руднике Свердловской области, о работе Урало-Сибирского отделения монтажно-технического треста [5. Л. 257-327].

В обвинительном заключении от 7 августа 1938 года утверждается, что К.И. Бухарин «с 1906 по 1917 год являлся агентом царской охранки и вел провокаторскую работу в Рыбинской организации РСДРП; с 1928 года являлся активным участником террористической диверсионно-вредительской организации правых, подготовленной террористические акты против руководителей партии и правительства; проводил активную организационную работу: создал из числа лично им завербованных, к-р группу правых в аппарате КПК; укрывал диверсионно-вредительскую деятельность правых и сохранял в партии кадры правых и троцкистов; принимал участие в создании к-р повстанческих кадров, заведомо зная, что руководство и финансирование подполья правых осуществляется немецкой разведкой [5. Л. 382-384].

В Заключении в Военную Коллегию Верховного Суда СССР составленном военным прокурором Главной Военной Прокуратуры майором юстиции Ерофеевым 2 января 1956 года опровергаются все обвинения в адрес К.И. Бухарина. «Бухарин постоянно информировал Центральный Комитет ВКП (б), КПК при ЦК ВКП (б) и областные партийные и хозяйственные организации о всех фактах недостатков в работе и имевших место вредительских актах на предприятиях Свердловской области, которые вскрывались в ходе проверки аппаратом уполномоченного КПК по Свердловской области…Только за 1937 год Бухариным направлено в ЦК и КПК при ЦК ВКП (б) 16 различных докладных записок о недостатках в промышленности и сельском хозяйстве и принятых в связи с этим мерах. В 1936-37 г.г. аппаратом уполномоченного КПК при ЦК ВКП (б) подготовлено 17 вопросов, которые были затем заслушаны и обсуждены на бюро Свердловского обкома ВКП (б) [5. Л. 394-395].

В 1936 году уполномоченный КПК при ЦК ВКП (б) К.И. Бухарин провел проверку выполнения постановления ЦК партии «О создании в горкомах отделов парткадров», результаты которого легли в основу статьи «Заботливо выращивать партийные кадры», опубликованной в журнале «Партийное строительство» в октябре 1936 года [10. Л. 243]. В Обзорной справке составленной в 1955 году в результате просмотра и анализа восьмитомного архивно-следственного дела 1939 года в отношении бывших руководящих сотрудников УНКВД Свердловской области Н. Я. Боярского, С.А. Кричмана, М.Б. Ермана, П.Э. Вайнштейна, В.Я. Левоцкого указывалось, что «летом 1937 года Дмитриев, искажая полученные от арестованных показания, дал директиву начальникам городских и районных отделений НКВД, ложно ориентируя их в о том, что аппаратом УНКВД вскрыта в Свердловской области, руководимая право-троцкистами контрреволюционная повстанческая организация, которая якобы создана по принципу формирования воинских частей, делится на корпуса, роты, взвода со штабом контрреволюционных повстанческих формирований в г. Свердловске. Этой директивой Дмитриева было положено начало массовых арестов, подлогов и фальсификаций в следственной работе, как в самом управлении УНКВД, так и в горотделах и районных отделениях» [11. Л. 11].

Архивные учреждения Костромской, Ленинградской, Ярославской области, Центрального государственного исторического архива в Москве опровергли причастность К.И. Бухарина к провокаторской деятельности в начале 1900-х в Рыбинской организации РСДРП. Интересны копии архивных документов Справочного отделения Московского начальника по канцелярии МВД, Канцелярии Ярославского Губернатора, Ярославского охранного отделения, Ярославского губернского жандармского управления с результатами агентурного наблюдения за деятельностью РСДРП в Ярославской губернии, о революционной деятельности К.И. Бухарина за 1907-1915 гг. (В документах часто называют Константином Бухариновым) [11. Л. 52-96, 253-253 об.].

В деле хранится обзорная справка, составленная по материалам личного дела К.И. Бухарина хранящегося в ЦК КПСС. В деле имеется переписка по вопросу о подписи К. Бухариным в 1917 года «присяжного листа на верность временному правительству» и подлинник этого листа с его подписью. Начальник УНКВД Свердловской области Дмитриев сообщал в апреле 1937 года сообщал о том, что К.И. Бухарин является подаванцем, т. е. подавал заявление на «высочайшее имя» с отказом от революционных убеждений. Однако проверка в архивных учреждениях Москвы и Ярославля не подтвердила данного предположения, в связи с чем Дмитриев в письме от 28 мая 1937 года признал свою ошибку. Бюро КПК при ЦК ВКП (б) на заседании 20 июня 1937 года признало вопрос исчерпанным. Кроме этого в деле имеются выписки из стенограмм 2-й и 4-й Свердловских партийных конференций по вопросу об обсуждении кандидатуры Бухарина.

В справке указано, что каких-либо документов, характеризующих принадлежность Бухарина к антипартийным группировкам и оппозициям в деле не имеется [11. Л. 200-201]. Институт истории партии при Свердловском обкоме КПСС представил архивные справки, резолюции о деятельности, справки о личном составе КПК Свердловской области и К.И. Бухарина в 1936-1937 гг. [11. Л. 130-132, 144-172]. Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 25 января 1956 года дело в отношении К.И. Бухарина прекращено за отсутствием состава преступления.

В архивно-следственном деле в отношении члена ВКП (б) с 1917 года, члена ВЦИК, члена Свердловского облисполкома, члена бюро Орджоникидзевского района ВКП (б), директора Уральского завода тяжелого машиностроения им. Орджоникидзе (УЗТМ) Леонида Семеновича Владимирова имеются письма трудящихся в партийные органы и другие организации, свидетельствующие о злоупотреблениях на Уралмашзаводе. Среди них заявление секретарю Орджоникидзевского РК ВКП (б) т. Моргевичу от Сергея Михайловича Филина; копия письма И.В. Сталину от инженера-механика УЗТМ Сергея Михайловича Филина; заявление в Орджоникидзевский РК ВКП (б) от Федора Федоровича Нечаева; заявление Н.И. Ежову от Н.И. Степанова о вредительстве на УЗТМ; рукописный и машинописный варианты заявления Н. Елизарова, проживавшего во Владивостоке; заявление товарища Семенова [12. Л. 121-151].

Документы членов коммунистической партии, хранящиеся в архивно-следственных делах ГААОСО могут быть использованы как дополнение к имеющейся учетной документации членов ВКП (б) хранящейся в бывших партийных учреждениях Российской Федерации.

Использование архивных документов коммунистической партии Советского Союза хранящихся в архивно-следственных делах возможно в виде совместных выставочных, научно-исследовательских и издательских проектов с другими архивными, образовательными учреждениями и организациями.

Источники и список литературы

  1. 37-й на Урале. Свердловск, 1990.
  2. Известия ЦК КПСС. 1990. № 1.
  3. Государственный архив административных органов Свердловской области (далее — ГААОСО). Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 3547 т. 2. (3991).
  4. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 23110кд (26782).
  5. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17322 т .1. (16761).
  6. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 19994 (21740).
  7. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 19994сп (21741).
  8. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 48148 (76378).
  9. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 20728 т. 1. (22937).
  10. Сушков А.В. Империя товарища Кабакова: уральская партноменклатура в 1930-е годы. Екатеринбург, 2019.
  11. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17322 т. 3. (16763).
  12. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 20736 (22955).

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 13

  1. В настоящее время г. Серов. 

  2. Так в документе. На самом деле — Улльского. 

  3. Ян Адамович Граудин, 1893 г.р. ответственный контролер Комитета партийного контроля ЦК ВКП (б) по Свердловской области, был арестован 8 февраля 1938 года, осужден к расстрелу 8 августа 1938 года за шпионаж, терроризм и участие в контрреволюционной организации, расстрелян в тот же день. ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 29475 (38849). 

  4. Федор Иванович Потаскуев, 1886 г. р. директор полиграфического треста г. Свердловск, был арестован 31 декабря 1937 года, осужден к расстрелу 8 августа 1938 года ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 29537. 

▲ Наверх