Научно-популярный журнал «Архивы Урала» № 22. 2018 год

Фотография участников карательного отряда «князя Вяземского». [1918-1919] гг.
Фотография участников карательного отряда «князя Вяземского». [1918-1919] гг.

Читать научно-популярный журнал «Архивы Урала № 22. 2018 год

Научно-популярный журнал «Архивы Урала» № 22. 2018 год.

Научно-популярный журнал «Архивы Урала» № 22. 2018 год.

Вышел в свет очередной номер ежегодного научно-популярного журнала «Архивы Урала» № 22 за 2018 год, посвященный 100-летию начала Гражданской войны в России.

В номере представлены статьи и публикации архивных материалов, статьи и сообщения, подготовленные историками, архивистами, сотрудниками библиотек из Курганской, Оренбургской, Самарской, Свердловской, Челябинской областей, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, Ямало-Ненецкого автономного округа, Пермского края, Республики Башкортостан, Республики Бурятия, Удмуртской Республики, Республики Польша.

Среди тем номера — публикации, посвященные пребыванию чехословацких легионеров в Челябинске, по истории Ижевско-Воткинского восстания 1918 года, о деятельности Екатеринбургского местного комитета Российского общества Красного Креста во время Первой мировой войны, о брошюре С.И. Дерябиной «На заре нового мира» 1919 года выпуска, о развитии предпринимательства на Урале в 1920-1930-е годы, об актере Свердловского государственного театра музыкальной комедии Георгии Михайловиче Энгеле, размышления об историческом феномене Гражданской войны в России, сообщения по истории архивных учреждений Самарской, Курганской областей, Республики Бурятия и архива города Лодзь Республики Польша и другие материалы.

Государственный архив административных органов Свердловской области представил вниманию читателей публикацию архивных документов – «Гражданская война на Урале: смутное время, скорбные годы».

«Гражданская война на Урале: смутное время, скорбные годы»

В 2018 году исполняется 100 лет началу Гражданской войны в России. На Урале в 1918-1919 годах шли ожесточенные бои между частями Красной и Белой армиями. Памяти участников тех далеких и страшных событий посвящена данная публикация архивных документов из фондов Государственного архива административных органов Свердловской области (ГААОСО).

8 апреля 1918 года Совет народных комиссаров РСФСР (СНК) принял Декрет о волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатах по военным делам. 22 апреля 1918 года Декрет был утвержден Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов Рабочих, Солдатских, Крестьянских и Казачьих Депутатов.

Основой целью создания Декрета декларировалось «проведение в жизнь мероприятий по учету годного к военной службе населения, его призыву, формированию вооруженной силы Российской Советской Республики, обучению поголовно всех рабочих и не эксплоатирующих чужого труда крестьян военному делу, управлению войсками, предназначенными для обслуживания местных нужд, и удовлетворению материальных потребностей военного снабжения».

Документы военных комиссариатов содержат сведения о становлении системы военного учета, мобилизации населения в Красную армию в годы Гражданской войны, агитационной и просветительской деятельности, всеобщего военного обучения, борьбы с дезертирством и др. Приведенные документы свидетельствуют о введении военного положения в Нижнем Тагиле (Документ № 2), о кадровых перестановках в Красной армии (Документ № 3), агитируют население в поддержку Красной армии и за борьбу с дезертирством (Документ № 6).

Документы из фонда Р-1 «Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Свердловской области» содержат информацию об участниках Гражданской войны со стороны Белого движения. Среди них приказ с приглашением вступить в ряды Войск Временного Сибирского Правительства (Документ № 1), отрывок из воспоминаний писаря Инженерного дивизиона армии Колчака П.А. Карькова1 (Документ № 5), Автобиография Г.С. Арутюнова (Документ № 7), письмо бывшего офицера 2-ой Оренбургской отдельной казачьей бригады Б.Ф. Забурунова (Документ № 8) и фотография участников карательного отряда «князя Вяземского» (Документ № 9).

Документы ГААОСО послужили прославлению в Соборе новомучеников и исповедников Российских более 40 репрессированных священнослужителей.

К периоду Гражданской войны относится Помянник убиенных большевиками в 1918 году священнослужителей. Напечатанный типографским способом листок содержит фамилии 3 протоиереев, 32 иереев, 7 дьяконов и 2 верующих мирян. Позднее в документ от руки были дописаны фамилии еще 4 жертв красного террора. Среди них и имя священника из церкви поселка Нижнетуринского завода Александра Адрианова причисленного на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 7 марта 2018 года к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской. Несомненно, имя А. Адрианова упоминалось на Вечере скорби организованном в Каменском заводе 11 (24) декабря 1918 года по благословению епископа екатеринбургского и Ирбитского Григория и посвященном памяти убитых красноармейцами священно-церковнослужителей (документ № 4).

Участники Гражданской войны, бывшие командиры воинских формирований Красной армии, в 1929 году собрались в городе Свердловске в Музее революции. Об этой встрече свидетельствует и памятная фотография (Документ № 10).

Текст документов приведен в соответствии с действующими правилами публикации архивных документов2. Текст документов передается с точным сохранением стилистических и фонетических особенностей. Авторский стиль и манера написания полностью сохранены.

Вступительную статью и документы к публикации подготовил
заведующий отделом использования и публикации архивных документов

Государственного архива административных органов Свердловской области (ГААОСО)
И.Н. Демаков


№ 1
Приказ начальника гарнизона г. Туринска А.В. Бордзиловского3

31 июля 1918 г.

Приказ
по гарнизону города Туринска4.

31-го июля 1918 года

Город Туринск

№ 5

§ 1.

В дополнение к приказам моим за № № 3 § 2 и 4 § 1, явившихся на службу Г. Г.5 ОФИЦЕРАМ, ВОЕННЫМ ЧИНОВНИКАМ, ВРАЧАМ И ЮНКЕРАМ ПРЕДСТАВЛЯТЬ В КАНЦЕЛЯРИЮ 6-го Степного Сибирского стрелкового полка6 документы, удостоверяющие их личность и возраст.

Уволенные вовсе от службы или в отставку по болезни, или же за ранениями, призыву не подлежат, но приглашаются добровольно.

Все умеющие владеть оружием, а также вольноопределяющиеся и солдаты, желающие вступить в ряды регулярных войск Временного Сибирского Правительства, приглашаются в качестве добровольцев.

§ 2.

Г.г. офицерам, военным чиновниками, врачам и юнкерам, еще не зарегистрировавшимся, назначаю последний срок явки – 12 часов 1-го августа 1918 года.

§ 3.

Коменданту города предписываю следить за тем, чтобы военнопленные содержались, хотя не в таких условиях, как наши содержатся в германском плену, но, во всяком случае, в соответствующем для пленных режиме, т.е. прекратить бродяжничество их по городу и окрестностям.

Начальнику городской Милиции приказываю оказывать содействие к проведению в жизнь настоящего приказа.

§ 4.

Появилось название «белая гвардия», которым обыватели неправильно именуют образовавшиеся на местах отряды для борьбы с павшей Советской властью.

От имени Временного Сибирского Правительства заявляю, что никакой «цветной» армии на территории Временного Сибирского Правительства не будет.

Все военные отряды именуются «Войсками Временного Сибирского Правительства».

Подлинный подписал: Начальник гарнизона города Туринска,

Подполковник Бордзиловский.

Верно: Адъютант Начальника гарнизона, Штабс-Капитан

Киселев.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 78723. Л. 233. Подлинник. Типографский экз.


№ 2
Приказ по Нижнетагильскому гарнизону

14 сентября 1918 г.

Приказ по Нижне-Тагильскому гарнизону7 
14-го Сентября 1918 г.
№ 5.
г. Н. –Тагил.
§ 1.

Объявить с сего числа г. Н. – Тагил и его окрестности
на ВОЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ8 
В исполнение сего приказывается:

1) С 11 час[ов] вечера до 5 час[ов] утра прекращать всякое движение по улицам города. Всех, не имеющих пропусков от Военного Уездного Комиссариата, арестовывать.

2) Все увеселительные заведения должны быть закрыты к 10 ½ часам. Въезд и выезд из города воспретить.

Примечание: Жителям, следующим на полевые работы, а также всем кому является крайняя необходимость в выезде, выдаются пропуски в Военном Уездном Комиссариате (комната № 18).

3) Заведывающему Комендантской частью Комиссариата назначить усиленные патрули по городу.

4) Всех неисполнивших настоящий приказ немедленно предавать Военно-Революционному Суду.

Уездный Военный Комиссар Григорьев.

Военный Руководитель Зыков.

ГААОСО. Ф. Р-57. Оп. 2. Д. 1. Л. 20. Подлинник. Типографский экз.


№ 3
Приказ по войскам Верхнетуринского9 гарнизона

15 октября 1918 г.

Приказ по войскам Верхнетуринского гарнизона
№ 5
15 октября 1918 года

§ 1

На основании телеграммы от 15 сего октября 1918 года № 194 Начдива т. Овчинникова я назначен командиром 3-й бригады.

§ 2

Командование, вверенным мне 4-м Уральским стрелковым Красным доблестным полком, а также и имущество, сдал помощнику моему к-ра полка т. Силаеву.

§ 3

Обязанности Начальника Верхнетуринского гарнизона сдал Командиру 1 го Камышловского полка т. Черных.

§ 4

Прошу командиров частей, отдельных отрядов, местный Совдеп и мирных граждан по всем встречающимся надобностям обращаться с сего числа к начальнику гарнизона т. Черных.

§ 5

Глубоко уверен, что работа у Вас будет продуктивнее, чем была при мне. Сердечно желаю, доблестные товарищи, тесного единения, полной солидарности во всем, и дружной работы. Помните, товарищи, что в единении – сила и в полной солидарности – залог нашей победы.

§ 6

Всех доблестных, храбрых и неустрашимых в боях товарищей, Штаб писарей и нестроевых 4-го Уральского полка сердечно благодарю. Не могу описать и оценить ту беззаветную преданность, любовь и самоотверженность моих героев. Наш полк всегда был террором для врагов революции и впредь, надеюсь, будет.

С грустью на сердце, дорогие товарищи, расстаюсь с вами. Но помните, товарищи, что душой я всегда буду с вами.

До свидания, мои доблестные товарищи.

Прошу простить меня, кого чем-либо я оскорбил. Желаю всем плодотворной работы и успеха в делах.

Крепко-крепко пожимаю вам всем ручки.

Подлинный подписал командир 4-го Уральского Стрелкового Красного доблестного полка Вырышев10.

С подлинным верно:
Делопроизводитель Стерн

Помета Н[ачальни]ку 1-й Уральской дивизии11

ГААОСО. Ф. Р-150. Оп. 1. Д. 1. Л. 14-14 об. Машинопись. Копия. 


№ 4
Извещение о проведении Вечера скорби в Каменском заводе
11 (24) декабря 1918 года

1918 г.

191812 года 11 Декабря (старого стиля), с благословения Епископа Екатеринбургского ГРИГОРИЯ13, в Каменском заводе, в ЗАВОДСКОМ ТЕАТРЕ, имеет быть в 6 часов вечера

ВЕЧЕР СКОРБИ,

посвященный памяти зверски убитых красно-армейцами СВЯЩЕННО-ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛЕЙ. 10 декабря в Свято-Троицком соборе ЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВОМ ЕПИСКОПОМ ГРИГОРИЕМ, в 5 часов вечера, будет отслужена ЗАУПОКОЙНАЯ ВСЕНОЩНАЯ по убиенным, в 11 Декабря в 8 ½ часов утра в ПОКРОВСКОЙ КЛАДБИЩЕНСКОЙ ЦЕРКВИ ЗАУПОКОЙНАЯ ЛИТУРГИЯ, а в 6 час[ов] вечера в заводском театре состоится Вечер скорби, на котором будет предложено слушателям:

ОТДЕЛЕНИЕ I-е:

1) Царю небесный муз[ыка] Соломина – исполнит хор.

2) Не рыдай мене Мати — муз[ыка] Турчанинова – исполнит хор.

3) Биографический очерк убитых красноармейцами, прочитает

свящ[енник] А. ИГНАТЬЕВ.

4) Вечная память убитым — муз[ыка] Епископа Владимирова — исполнит хор.

5) Помышляю день страшный – муз[ык] Лирина — исполнит хор.

6) Доклад о душевном состоянии убитых, прочитает прот[оиерей]14 А. АНИСИМОВ.

7) Днесь Владыка твари – концерт – муз[ыка] Дегтярева — исполнит хор.

ОТДЕЛЕНИЕ II-е:

1) Кантата: Житейское море — муз[ыка] Григорьева — исполнит хор.

2) Жизненная драма духовенства I-я часть, прочитает прот[оиерей] Н. БУТКИН15.

3) Легенда — муз[ыка] Чайковского — исполнит хор.

4) Евангелие — муз[ыка] П. Климова — исполнит хор.

5) Жизненная драма духовенства II-я часть — БУТКИН.

6) Лампада — муз[ыка] П. Климова — исполнит хор.

Во время богослужений и на Вечере скорби пение будет исполнять соединенный хор местных церквей при благосклонном участии любителей пения под управлением Священника о. П. ГРЕСЕВА16.

Сбор за богослужениями и с Вечера скорби поступит полностью в пользу семей убитых красноармейцами.

Цена местам от 3-10 руб., входные билеты – 2 руб.

За ответственного распорядителя Священник Павел ГРЕСЕВ17.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 73696. Л. 1. Подлинник. Машинопись.


№ 5
Выписка из воспоминаний П.А. Карькова «Что осталось в памяти!»
об участии в Гражданской войне весной 1919 г.

22 декабря 1927 г.

<…>18

Кто скажет слово о политике – будет расстрелян19.

За три года Германской войны, мне пришлось видеть сотни офицеров. Но таких сумасбродов20 не видал и не встречал. Он не имел никакого образования, а был произведен в Германскую [войну] из подпрапорщиков в прапорщики, а Колчак его произвел [в] штабс-капитаны. Этот дурак, первым делом выстроил весь дивизион и заявил: «Если кто хотя одно слово21 скажет о политике – немедленно будет расстрелян. Больше ни о чем не говорил, да и не знал, что говорить.

Дивизион каждый день все пополнялся. Наконец была выделена хозяйственная часть. Начальником хозяйственной части был назначен подпрапорщик быв[ший] подрядчик Нязепетровского завода. Человек он был жуликоват. В хозяйственную часть стали покупать лошадей. Ну, он конечно не покупал за деньги, а отбирал у крестьян и предлагал мне писать подложные счета22.

Когда я отказывался, тогда писал их сам и сам расписывался в получении денег. Потом этих лошадей обратно продавал крестьянам, а на лошадей составлял акт, то пропала, то заболела, пристрелили. А одну лошадь продал за ведро самогону и 300 штук яиц.

Фронт от Елабуги был в 27 верстах. Жилось очень хорошо. Мне и моим ребятам. Но лучше всего жили офицерство. За это время для колчаковских картина для солдат стала ясной.

Первым долгом офицеры требовали отдания чести, а если кто нарывался на пьяных и не отдавал чести – били морду. Случаи мордобойства стали обычным явлением. Однажды, прапорщик Волочнев, напившись пьяный, увидел меня и позвал к себе в квартиру. Я его знал хорошо, поэтому шел без тоски. Вошедши, я его увидел, он ходил по комнате и очень был взволнован. Он всегда просил меня, если мы вдвоем с ним, называть друг друга на «ты». Увидя меня он сел и просил сесть и мне. Оказалось, что он был в городе и был очевидцем как двое офицеров за не отдание чести избили троих солдат. Когда он доложил о поступках этих офицеров командиру полка, тот сказал, что плохо били23. Нужно было пристрелить. После этих слов он заплакал и сказал: «Все пропало. Коммунисты нас победят».

22/XII-27. г. Свердл[овск]

<…>

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 20102. Л. 125. Подлинник. Рукопись.


№ 6
Листовка24
«Все для Красной Армии, для Красного фронта!»25

[1920 г.]

ТОВАРИЩИ!26

Все для Красной Армии, для Красного фронта!» Для наших товарищей рабочих и крестьян, находящихся на фронте, которые сражаясь не на жизнь, а на смерть с мировым капиталом, проЛивают кровь за нас, за наше счастье, за нашу дорогую свободу, за освобождение трудящихся всего мира.

ТОВАРИЩИ! Мы, находясь в тылу, не должны забыть наших товарищей на фронте.

МЫ ДОЛЖНЫ ДАТЬ ИМ ПОМОЩ[Ь]!

МЫ ДОЛЖНЫ ПОМОГАТЬ КРАСНОМУ ФРОНТУ!

ПОМОГАТЬ КРАСНОМУ СОЛДАТУ!

ТОВАРИЩИ! Жертвуйте кто-что может для Красного фронта. Это долг каждого товарища рабочего и крестьянина.

ТОВАРИЩИ! Ряды Красного фронта редеют. Красный солдат бьется с вековыми врагами, не зная на своем пути препятствий.

ТОВАРИЩИ! Они идут вперед, мы должны ряды пополнить, должны влить туда свои свежие пролетарские силы. Пополнить должны мы, только мы трудящиеся и крестьяне!

ТОВАРИЩИ РАБОЧИЕ И КРЕСТЬЯНЕ! Мы должны взять в руки винтовку и стать в ряды наших бойцов Красного фронта! Мы должны кончить раз навсегда с царскими генералами и их приспешниками.

Дезертиры – предатели рабочих и крестьян!

Вы по своей глупости и не сознательности, сделали преступление, дезертируя из рядов Красной армии. Вы изменили Революции. Дезертиры спешите смыть с себя грязное пятно.

Спешите, пока не поздно в ряды Красной армии. Борьба с дезертирством беспощадна. Все дезертиры, не вступившие добровольно в ряды Красной Армии, будут строго караться.

Товарищи! Кто имеет оружие, сдавайте его. Оружие – фронту! Товарищ! Если ты не идешь на фронт, отдай оружие тому, кто идет защищать тебя!

Отдай оружие тому, кто идет биться за твою свободу! Все рабочие и крестьяне оружие сдадут для Красного фронта.

Останется оно у врагов Революции, у врагов Советской власти.

С ними мы будет бес-пощадны27!

Военный Комиссариат г. Надеждинск.

Военком Бледнов.

ГААОСО. Ф. Р-73. Оп. 1. Д. 20. Л. 48. Подлинник. Типографский экз.


№ 7
Автобиография Георгия Сергеевича Арутюнова28

 Не ранее 12 апреля 1920 г.

Моя автобиография29 № 430

Не буду я говорить о своем далеком прошлом, хотя мне всего и 25 лет, а начну с того дня, когда я перешел фронт и из территории Колчака попал в Советскую Россию.

Это было 25 октября 1919 г., когда армия Колчака, потерпевшая громадное поражение на реке Тоболе и деморализованная стремительной волной откатывалась к следующей позиции на реке Ишиме, где ей также не пришлось остановиться, оставляя за собой разрушенные села, деревни некогда богатой хлебом и скотом Тобольской губернии.

Я был оставлен одной из отступавших частей, на маленьком разъезде, с небольшой суммой денег и фальшивым паспортом, для прохода в тыл наступающих красных и для доставки сведений о неприятельских силах. Сидя в грязной будке станционного сторожа, имеющего многочисленное семейство и с нетерпением ожидающего красные войска, я в течение суток много передумал дум.

Воспоминания сменялись одни другими. Вспомнил жену, оставленную на произвол судьбы на пенсию в размере 200 руб. от Воинского Н[ачальни]ка, вспомнил родных, которых я не видал уже 4 года, которые, наверное, молятся о моей погибшей душе, наконец, вспомнил я в эту зимнюю вьюгу знойный Туркестан, где я когда-то жил и жил как говорится напропалую, устраивая кутежи и набеги с тамошней красной гвардией и наконец, вспомнил и о грядущем, что придет моя сейчас эта красная Армия и начнутся те же грабежи и убийства, каковых очевидцев был и я в 1917-18 г. Одним словом много чего я передумал и наконец, с тяжелым сердцем лег спать.

Наутро, проснувшись, я первым долгом навел справки и узнал, что еще Красная армия не приходила, но что разведку видели в нескольких верстах от разъезда. И действительно, спустя с час, вижу, идет колонна человек сто, как оказалось батальон. Командир батальона зашел к нам в будку с несколькими солдатами погреться и держал себя так вежливо и просто, что я решил попросить у него пропуск. Он, проверив мои документы, таковой выдал и я в тот же день поехал на Екатеринбург. Ехали мы очень медленно, потому что шла масса поездов встречных и наконец, мы доехали до Ялуторовска. Признаюсь, я был в недоумении, когда я был у белых то красных выставляли такими зверями, а тут я воочию убедился, что тот же простой, добродушный русский мужик и рабочий поддерживают ту же воинскую дисциплину, только без отдания чести и розог.

Итак, доехав до Ялуторовска, я был по дороге арестован, причем у меня отобрали 20000 руб. денег, но через три дня освободили и возвратили деньги полностью обратно. Это меня поразило. Я не верил своим глазам, но, присмотревшись дальше, я увидел, что все мои убеждения, составленные благодаря агитации буржуазных газет – ложны. И мне захотелось искупить свои ошибки…31

Я остановился в ближайшем гор[оде] Камышлове, явился для регистрации в милицию и тут же поступил служить в Уездную милицию – счетоводом.

II

Служа в милиции, я первое время приглядывался к окружающей мне жизни и прочитывал ежедневно массу брошюр. Но, наконец, я почувствовал в себе какую-то силу, дар слова и на ближайшем собрании выступил оратором. Признаюсь, я не ожидал такого блестящего успеха… такого фурора. Как раз в это время была «партийная неделя»32 и благодаря моей речи записалось в партию 26 человек, а я оказался выборным секретарем. Тут я понял, что вся сила коммунизма в агитации, иначе говоря, в идее, в мысли и что идею нельзя победить оружием и я поверил в непобедимость красной Армии. Да тут я понял, что в каждом человеке, в каждом существе есть сила и эту силу надо направлять в нужном тебе направлении, иначе она пагубна для тебя. Тут я понял лозунг «кто не с нами, тот против нас», середины быть не может и поэтому стал ненавидеть беспартийных33. С этого дня я весь отдался политической жизни и не было мне ни минуты отдыху, работал, как говорится 24 часа в сутки.

III

Но не долго мне пришлось работать, спустя месяц 22 декабря 1919 года меня арестовали за мою искренность и я был заключен в Камышловскую тюрьму. Просидев более месяца в Камышлове в одиночке я чуть не психически больной был направлен в Екатеринбург где заболел тифом. По выздоровлении я узнал, что мне за чистосердное34 признание и за неимением улик в шпионаже дали 5 лет. Тогда я записался в местный культ-просвет лектором и читал еженедельно лекции. С наступлением весны 10 апреля я попросил, чтобы меня отправили в Н. Туринск35 куда я и прибыл числа 12-го апреля.

В Н-Туринском Исправдоме я на первом же собрании сделал доклад о текущем моменте и был выбран в коллектив ячейки. Когда я записался в ячейку, то там никаких политических вопросов не разбиралось, а какие-то все дрязги. Никакого порядка… Каждый записывался в ячейку только на один вечер. Мне пришлось организовать ее в порядке программы. Затем подошли праздники 1-го мая по моей инициативе начала функционировать школа. После праздником меня заставили принять в канцелярии стол заключенных, где я нашел полный хаос и привел в порядок к приезду междуведомственной комиссии и вдруг трах…все полетело к черту.

Из ячейки вылетел с канцелярии сместили сутки просидел в карцере… потом предложили в виде милости быть полотером. И когда я спросил как-то: за что все это? То мне ответили: «Да как-же, ведь Вы раньше служили у белых обвиняетесь в шпионаже! Нет уж увольте, нельзя Вам работать… Ну если бы Вы были вором и пьяницей или взяточником, то еще тяк-сяк, а то белогвардеец! Нельзя…

И вот в заключении одиночка, без прогулки, без книг, без лампы…за что? Один ответ. Белогвардеец…шпион…

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 74987. Л. 10-11 об. Подлинник. Рукопись.


№ 8
Письмо36 Бориса Федоровича Забурунова37 брату Ивану Федоровичу Забурунову38

29 августа 1920 г.

Здравствуй, дорогой Ваня!

Письмо твое я получил и сейчас же на него отвечаю. Пишу тебе это письмо по двум адресам: в действующую армию и в Петроград. Ты описал свою жизнь, теперь я тебе напишу свою: вызвал меня тогда в январе 18 года Сигодин в Москву, из Москвы поехали в Екатеринбург, где я был заведующим центральным продовольственным складом на ст[анции] Дружинино.

В мае м[еся]це Сигодин меня послал в Омск за получением масла, в Сибири меня застал переворот; как офицера, меня хотели мобилизовать, но как продовольственника, освободили, — пробыл я в Омске до августа месяца; когда Екатеринбург был занят чехами, — приехал в Екатеринбург. От первых мобилизаций удавалось освобождаться, но потом в январе 19 года и меня взяли и назначили начальником команды связи штаба 2-ой Оренбургской отдельной казачьей бригады.

Бригада эта формировалась между Троицком и Орском, выступили на фронт в феврале месяце, Пасху пробыли в Уфе, выехали в Бугульму, откуда нас через неделю красные поперли, итак мы отступали до Челябинска, где я 24 июля39 ночью совместно с пехотой в ст[анице] Коельской40 был красными взят в плен и препровожден в Москву в концентрационный Кожуховский лагерь, из этого лагеря юридическая комиссия 30 сентября меня освободила для занятия должности счетовода в Москве в ликвидированном потребительском Казанбургском обществе41.

Тут же в это время из Екатеринбурга приехали в Москву Василий Григорьевич с Ниной42 и предложили мне должность заведующим центральным складом в г. Сарапуле Казанбургского Кооператива; я согласился и поехал в Сарапул, разыскивал тебя по Москве, но нашел. В Сарапуле пробыл до апреля месяца, откуда выехал в Екатеринбург на должность заведующего центральными складом в Екатеринбургском Казанбургском кооперативе. 1 июля этот кооператив влился целиком в потребительское43 общество Екатеринбургского узла, где и занимал должность счетовода.

Вот моя жизнь с внешней стороны, а с внутренней тоска какая-то, пустота, всего то боишься, как затравленный зверь. Зиму прошлого года в Сарапуле хорошо было жить44, хоть недорого было продовольствие, а в Екатеринбурге – все дорого, сидишь на одном хлебе и обедах в столовой. Имущество мое при взятии в плен все пропало, Василий Григорьевич меня одел, да вот наступает осень, а сапог нет, — не знаю, как знаю, как проживешь эту зиму.

Если уж суждено в скором времени умереть, то хоть поскорей это было, а то нашей революции конца нет, волнения, расстрелы, аресты только и слышишь повсюду45. В Астрахань мне хотелось потому, что там тебя всякий знает; с А46. у меня неплохие отношения, Зверев там есть, был помощником атамана Казачебугровской47 станицы, когда я был заведующим казаками – хоть свои люди, а тут при всяком допросе начинай с начала, как попал, да откуда, да зачем и т.д. Извини, что я навел на тебя тоску своим письмом, не перед кем высказаться, живешь один. Приезжай к нам погостить в Екатеринбург. Нина тебе напишет отдельное письмо. Относительно Сережи48 я пишу в домовой комитет по его бывшему адресу, надеюсь, что ответят оттуда49.

Целую тебя Твой Боря.

P.S. Прими меры к розыску Сережи.

Боря.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 74829. Л. 27. Документ 8-9. Подлинник. Рукопись.


№ 9
Фотография участников карательного отряда «князя Вяземского».

Дата съемки: [не ранее осени 1918 — не позднее ноября 1919] г.
Место съемки неизвестно.
На обороте подпись: «Посылаю вам На Памят[ь]».

На снимке – отряд «князя Вяземского», действовал в Верхотурье, Ново-Лялинском заводе, Надеждинском заводе, в Никито-Ивделе, Березове и других населенных пунктах Северного Урала). На лицах на фотографии следственные пометы: «юнкер», «прапорщик», «юнкер», «Шепелевич», «Коптяков известный, скрыватся в лесу», «Макаров»50.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 76711. Л. 21.


№ 10
Фотография «группы активных участников Гражданской войны на Урале»

Дата съемки: 23 июня 1929 года.
Место съемки: г. Свердловск. Музей революции.

Среди снимавшихся лиц – Петр Захарович Ермаков, участник расстрела семьи Николая  II,  командир 29 стрелковой дивизии Макар Васильевич Васильев, Петр Иванович Жебенев и другие советские военачальники периода Гражданской войны на Урале. Третий слева в нижнем ряду — Георгий Александрович Судаков.

ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 12675. Л. 25.

Поделиться ссылкой:

Просмотров сегодня - 1, всего - 489

  1. Первая часть воспоминаний П.А. Карькова о Революции 1917 года опубликована ранее. См. Демаков И.Н. «1917 года: жизнь забурлила…» // Архивы Урала. 2017. № 21. С. 76-89. 

  2. Правила издания исторических документов в СССР. 2-е изд., М., 1990. 

  3. Бордзиловский Антон Викентьевич (1876-1962). Генерал-лейтенант (1921). Из дворян Могилевской губернии. Во время 1-й мировой войны был прикомандирован к Министерству Императорского двора, числясь по гвардии, нес службу по охране царского дворца в Гатчине и в Царском селе. С июня 1918 г. помощник командира Тобольского добровольческого отряда (впоследствии 6-й Степной Сибирский стрелковый полк). В январе-мае 1919 г. подполковник, командир 25-го Тобольского Сибирского стрелкового полка в составе 7-й Сибирской стрелковой дивизии Участник Сибирского Ледяного похода. Эмигрант, проживал в Китае. С 1945 г. в США. 

  4. Здесь и далее выделено жирным цветом в тексте документа. Курсив документа. 

  5. Господам. 

  6. 6-го Степной Сибирский стрелковый полк – образован на базе Тобольского добровольческого отряда. Один из первых полков Восточного фронта. В составе 5-й Сибирской стрелковой дивизии, получил наименование 18-й Тобольский, при передаче его в 7-ю Сибирскую стрелковую дивизию (3 января 1919 г.) стал 28 февраля 1919 г. 25-м Тобольским Сибирским стрелковым полком. 

  7. Здесь и далее выделено жирным цветом в тексте документа. 

  8. Объявление перехода города на военное положение вызвано боевыми действиями между Красной и Белой армиями в окрестностях, которые привели к захвату г. Нижний Тагил белогвардейцами 4 октября 1918 года. 

  9. Здесь и далее как в документе. Возможно, имеется в виду Верхотурского гарнизона. 

  10. Вырышев Иван Платонович (1885-1976) уроженец д. Анчугово Уксянского района, Челябинской области. В 1918-1923 в РККА, Командир 4 Уральского полка, командир 3 бригады 29 дивизии. В 1936 г. осужден к 5 годам за антисоветскую агитацию. (ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17184). 

  11. Помета выполнена фиолетовым карандашом в верхнем левом углу документа. 

  12. Здесь и далее фамилии подчеркнуты черными чернилами в тексте документа. 

  13. Яцковский Гавриил Иулианович (1866-1932) Архиепископ Екатеринбургский и Ирбитский Григорий. 23 января 1923 года осужден Екатеринбургским губернским ревтрибуналом к 5 годам, в силу амнистии по случаю 5 -летия Октябрьской революции срок снижен на одну треть, 3 года 4 мес. в исправительном доме со строгой изоляцией. 

  14. Подчеркнуто простым карандашом. 

  15. Буткин Николай Григорьевич (1882-1937) священник, репрессирован. 

  16. Гресев Павел Иванович (1877-?), священник п. Каменск, место рождения — Воронежская обл., Коротоякский р-н, д. Слобода Урыв, в 1932 г. был арестован, приговорен к 3 годам ссылки в Казахстан. 

  17. Подчеркнуто три раза черными чернилами. 

  18. Опущена информация, не относящаяся к теме публикации. 

  19. Подчеркнуто синими чернилами. 

  20. Речь идет о новом командире Дивизиона штабс-капитане Рейнгорде. 

  21. Далее зачеркнуто неразборчивое слово. 

  22. Здесь и далее подчеркнуто красным карандашом. 

  23. Подчеркнуто синими чернилами здесь и далее в тексте. 

  24. Листовка напечатана на бумаге алого цвета. 

  25. Заголовок дан по содержанию документа. 

  26. Здесь и далее выделено жирным цветом. Разрядка документа. 

  27. Так в документе. 

  28. Арутюнов Георгий Сергеевич (Он же Расулов Мамет-али) родился в 1895 г. в д. Азат Шушенского уезда Елисаветпольской губернии. Бывший белый офицер. Счетовод Камышловской уездной милиции. Арестован 30 января 1920 года по обвинению в шпионаже, осужден к 5 годам принудительных работ. 

  29. Текст написан простым карандашом. 

  30. Вписано синими чернилами. 

  31. Здесь и далее многоточия оставлены автором. 

  32. Партийная неделя проводилась осенью 1919 года в РСФСР во исполнение решения VIII съезда РКП(б) о расширении численности состава партии за счет преданных делу революции рабочих и трудящихся крестьян. 

  33. Подчеркнуто в тексте. 

  34. Так в документе. Правильно – чистосердечное. 

  35. Нижнетуринск, Нижне-туринский завод. В настоящее время – г. Нижняя Тура. 

  36. Письмо написано простым карандашом. 

  37. Забурунов Борис Федорович (1878-1920?) уроженец станицы Сероглазинская Енаульского уезда Астраханской губернии. Закончил Николаевский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище (казачье отделение). Подъесаул Казачьего астраханского Войска, служил в Белой армии. Осужден к расстрелу 10 ноября 1920 года за службу у белых. Точной даты расстрела нет. 

  38. Забурунов Иван Федорович – брат, дивизионный инженер Управления дивизионного инженера 46 Стрелковой дивизии Красной армии. 

  39. 24 июля – вписано над строкой. 

  40. Станица Коельская — в настоящее время село Коелга в Еткульском районе Челябинской области, старинное казачье поселение. 

  41. Б.Ф. Забурунов был направлен в распоряжение Продовольственного Комитета постройки железнодорожной линии Казань-Екатеринбург. (ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 74829. Л. 6). 

  42. Нина – сестра Б.Ф. Забурунова. 

  43. Далее в тексте неразборчиво. 

  44. Далее в тексте неразборчиво. 

  45. Именно эта фраза послужила причиной ареста. Цензор № 3 Екатеринбургской ГубЧК 4 сентября 1920 года составил меморандум с двух писем, где привел данные строки. (ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 74829. Л. 27. Документ 1). 

  46. Фамилия неразборчива. 

  47. До 1920-х гг. — станица Казачий Бугор (также Казачебугровская) , затем поселок имени Фридриха Энгельса (присоединен к Астрахани в 1938 году). В настоящее время — в составе Ленинского района города Астрахани. 

  48. Сергей Забурунов – брат Б.Ф. Забурунова. 

  49. В деле имеется письмо члена домового комитета дом № 3 по Косому переулку в Петрограде Якова Овчинникова от 9 сентября 1920 года, в котором он отвечает на вопросы Б.Ф. Забурунова: «<…>брат Ваш на фронте, призван 27 мая 1919 г. <…>, а в настоящее время неизвестно где находится, а Аржеванов Н.Н. в сентябре 1919 г. помер». (ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 74829. Л. 27. Документ 10). 

  50. Макаров Георгий (Егор) Никанорович (1894-1919) хлебопашец, житель хутора Второй Караульской волости Верхотурского уезда, участник карательного отряда «князя Вяземского», расстрелян 2 декабря 1919 года. 

▲ Наверх